abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Category:

Глаз и небо Вермеера.

Это очень таинственная история. Художник настолько точно имитировал стиль гениального голландского художника Вермеера, что лично я склонен говорить о реинкарнации Вермеера, или вернее о реинкарнации гения Вермеера (гений это не человек, гений это дух-вдохновитель) Достаточно сказать, что ему удалось создать целый период молодого Вермеера, когда он писал колоссальные полотна на библейские сюжеты, еще по сути не умея писать. И ему удалось втюхать эту "колосаль" Герману Герингу, за что он и поплатился можно сказать жизнью.

Я с тех пор не долюбливаю голландцев, хоть они и одели желтые звезды. Но в Ваффен СС они прекрасно служили и именно бывшие солдаты Третьего Рейха, зверствовавшие под Сталинградом, расправились с гениальным художником неизвестно за что, исключительно для того, чтобы показать свою лояльность новым хозяевам Европы. Впрочем это уже совсем другая история.



Самое интересное это то, что Хан ван Меегерен писал намного лучще, чем этот "молодой Вермеер", и его ранние работы, когда его очевидно впервые посетил гений Вермеера, действительно невозможно отличить от настоящего Вермеера по Гамбургскому счету. Я копировал Вермеера, причем честно, расчертив холст по клеточкам и перенося изображения как положено, на глаз, без фотоаппаратуры и прочих слайдов. Я это делал специально для того чтобы проверить утверждение моего учителя о том, человеческий глаз принципиально отличается от фотоаппарата (камера обскура 15 века в этом смысле тоже принципиально отличается от фотоаппарата) - достаточно сказать, что дикари Полинезии не могли себя узнать на фотографии, но прекрасно распознавали себя и своих соседей на портретах, выполненных в стиле Пикассо, или скорее в стиле "Клетчатого" из фильма о принце Флоризеле.

И Вермеер в этом смысле является идеальным объектом для копирования, поскольку он конечно истинный фламандец, а у меня с фламандцами постоянно происходят страшные дежавю - я из-за этого побаиваюсь ходить в музей Метрополитен. Но Вермеер даже среди голландцев выделяется совершенно особым ощущением знаменитого голландского неба, которое позволяет различать на порядок большее количество оттенков, чем, скажем, небо Тосканы. Он достигает ощущения полной, я бы даже сказал мистической «доподлинности» не за счет деталировки или виртуозных лессировок, а за счет абсолютно точного попадания в цвет и shape (не знаю как перевести) каждого цветового пятна, как правило одним ударом кисти. Причем эти цветовые пятна, из которых состоит «изображение», находятся между собой состоянии столь совершенной гармонии, такого соответствия внутренней логике картины, что говорить об изображении нашего, трехмерного мира просто не приходится.

И Хан ван Меегерен сумел воспроизвести эту уникальную способность Вермеера не только в подражаниях его зрелым работам, но и в его якобы юношеских работах, когда он еще не сформировался как художник. Когда я оказался в Амстердаме и увидел его "Женщину, читающую ноты" сразу после "Женщины читающей письмо" Вермеера, то я не смог отличить поле одной картины от другой хоть убейте, а я в юности, вернее даже в детстве попал в одну реставрационную мастерскую, где меня использовали как вундеркинда, который среди 20-30 абсолютно черных досок безошибочно находил иконы, которые стоило расчищать и реставрировать в первую очередь.





Originally posted by ochendaje at Рука Вермеера
После самоубийства Германа Геринга в его личном музее капитан американской армии обнаружил редчайший шедевр живописи 17-го века – «Христос и судьи» («Христос и грешница») Яна Вермеера, автора «Девушки с жемчужной сережкой» и прославленного мастера женского портрета. Выяснилось, что к продаже картины Герингу имел прямое отношение Хан ван Меегерен – голландский миллионер, владелец доходных домов, гостиниц и клубов. 




За сотрудничество с нацистами в Нидерландах судили строго. А тут еще и продажа национального достояния... Никто не сомневался, что Меегерена ждет виселица. Но...




Когда в 1945 году Хан Антониус Ван Меегерен предстал перед судом по обвинению в коллаборационизме, он оказался в отчаянном положении. То, что этот голландский художник продавал нацистам работы старых мастеров, было установлено безоговорочно и точно. С 29 мая по 12 июля Меегерен не отвечал на вопросы, но потом не выдержал.

Сообразив, что дело может кончиться не плохо, а очень плохо, подсудимый сделал сенсационное заявление: это он, Меегерен является автором всех полотен, за которые немцами были уплачены миллионы франков. И таким образом он... на самом деле боролся с фашизмом. 

Одна сенсация повлекла за собой другую. Под вопросом оказалась компетентность экспертов, которые утверждали, что картины подлинные. Далее последовала третья сенсация: можно ли вообще считать Меегерена виновным? Юридических казусов хватало. Но вначале надо было установить истину. Меегерену предложили доказать свое мастерство на практике. И вот в конце июля в своем собственном под постоянным наблюдением он изготовил безупречного «Христа среди учителей»... это был 7-й и последний «Вермеер» крупнейшего мастера подделки 20-го века.


В восемнадцать лет Меегерен поступил в Дельфтский технологический институт, чтобы слушать там курс архитектуры. Одновременно он учился в Школе изящных искусств и очень увлекался живописью. После женитьбы в 1912 году студенческая семья постоянно испытывала материальные затруднения, и ван Меегерен все чаще задумывался над тем, чтобы стать профессиональным художником.

Его акварели продавались хорошо. По окончании Академии изящных искусств в Гааге ему присвоили звание мастера. Друг Меегерена, делец от искусства ван Вайнгаарден, оказал на него известное влияние. Меегерен решил взяться за реставрацию не представляющих большой ценности полотен XVII и XVIII веков. Это оказалось очень доходным делом.

В совершенстве овладев техникой реставрации, Меегерен начал подделывать картины. 
Уже в самом начале эксперты не могли отличить его полотна от оригиналов. А он нашел настоящую золотую жилу: Вермеер Дельфтский! О его жизни и сейчас известно немного. Меегерен создал «новую» область творчества великого художника. После Вермеера не осталось религиозных композиций, и Меегерен принялся писать их вместо него.
 
Настоящие холст и подрамник 17 века нетрудно было раздобыть в антикварных лавках — там продавалось множество заурядных картин того времени. Смыть картину и нарисовать новую было сложно, но вполне возможно. Главное — не применять вещества, которые вошли в обиход после эпохи Вермеера. Меегерен научился сам приготовлять краски и нашел поставщиков других редких веществ. Главной проблемой был «кракелюр» — трещины,  которые появляются на масляной картине лишь спустя десятилетия. Идея Меегерена заключалась в том, чтобы, очистив прежнее изображение, писать новое, тщательно сохраняя каждую трещинку. Он решил обратиться к последним достижениям химии. К концу 1934 года ему удалось изобрести такие масляные краски, которые в специальной печи при температуре 105°С затвердевали по истечении двух часов настолько, что их не брал обычный растворитель. 

На протяжении веков на поверхности картины накапливается пыль, которая въедается в малейшие трещинки. Ван Меегерен и тут находит гениальное решение. После того как высохнет слой лака на картине, он покрывает все полотно тонким слоем китайской туши. Тушь просочится в трещины, заполненные лаком, затем художнику остается лишь смыть китайскую тушь и лак с помощью скипидара, а тушь, проникшая в трещины, остается и создает видимость въевшейся пыли. Звтем художник покрывает картину еще одним слоем лака сверху.

Деталь портрета, Ян ван Эйк

В одном из солидных английских журналов появилась публикация о сенсационной находке шедевра Вермеера. О «Христе в Эммаусе» заговорили искусствоведы, критики, антиквары. В конце концов картина была продана музею Бойманса в Роттердаме. В сентябре картина была впервые показана в музее среди 450 шедевров голландской живописи. Успех был потрясающий. У картины постоянно толпились восторженные посетители. Подавляющее большинство специалистов и критиков объявили «Христа в Эммаусе» одним из лучших и наиболее совершенных творений Вермеера Дельфтского.

«Христос в Эммаусе» – одна из самых удачных подделок Меегерена.

Меегерен продолжал работать над фальшивками. Ему хотелось, чтобы его картины висели в лучших национальных музеях. Он разбогател, переселился в Ниццу, купил роскошную виллу из мрамора. В 1938—1939 годах из его мастерской вышли две картины в духе жанровых полотен выдающегося голландского художника XVII века Питера де Хооха. Одну картину — «Пирующую компанию» — приобрел коллекционер ван Бойнинген, другую — «Компанию, играющую в карты» — роттердамский коллекционер ван дер Ворм. А фальсификатор заработал 350 тысяч гульденов. Он вел разгульный образ жизни, много пил и начал употреблять наркотики.

При его «принципах» ему была не страшна 2-я мировая. За три года Меегерен написал пять новых «Вермееров» на религиозные темы. Однако возникли подозрения: как это в руках одного человека оказалось столько картин великого мастера? Впрочем, пока на эти разговоры не обращали большого внимания. 

«Христос и грешница», в авторстве которого Меегерен был вынужден признаться на суде.

Вермеер никогда не писал такой картины.

«Вермеер» Меегерена «Христос и судьи» попал в коллекцию самого Геринга, которрый соперничал по части колекций с саммим фюрером. В сделку вмешивались голландские официальные олргшаны. За картину была назначена цена в 1 миллион 650 тысяч гульденов (около 6 миллионов франков). После тайных переговоров в обмен на картину немцы вернули Голландии 200 подлинных полотен, которые были украдены нацистами во время вторжения. В результате этой многоходовой сделки Меегерен положил в карман около 4 миллионов франков. Всего же с 1939 по 1943 год он создал тринадцать подделок, восемь из которых принесли ему 7 миллионов 254 тысячи гульденов.
 
Меегерен не знал, куда девать деньги. Находились очевидцы, утверждавшие, что он закапывал тысячные купюры у себя в саду. Впоследствии новые жильцы дома пробовали отыскать этот клад... 



Война окончена. Меегерен под судом. Следственный эквперимент завершен. Специальная комиссия по расследованию, в которую вошли эксперты, историки искусства, химики, выносит осторожное решение: да, он вполне может быть автором скандально известных полотен.

Мало того, что судьи были поражены мастерством фальсификатора. Обвинение предстало в сомнительном свете еще и потому, что благодаря сделке с «Христом и судьями» в Голландию вернулось 200 ценных старинных оригиналов!

Ван Меегерен был приговорен к одному году лишения свободы. Его подделки вернули их владельцам. Правда, Меегерену пришлось возместить им расходы, и от его состояния ничего не осталось. В 1947 году он умер от сердечного приступа. На тот момент он был самым популярным человеком в стране...

Кстати, изготовленный на следственном эксперименте «Христос среди учителей» не был доведен до конца. На этом «мастер-классе» Меегерен так и не продемонтрировал на практике свои главные профессиональные секреты.



Источник

Кнопочки




Если вам понравился пост, возможно вам будет интересно почитать "Сказочная Голландия - миниатюрные домики от Лори Пост" 




Tags: искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments