abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Categories:

Смерть Джона Нэша: ирония судьбы в пятой степени или пролетая над гнездом кукушки.

В предыдущем посте описаны первые три степени иронии судьбы в смерти (и жизни) великого математика Джона Нэша. А здесь я продолжу этот печальный список отдельно, начиная с четвертой степени иронии судьбы, поскольку эти степени играют роль только лично для меня.
4. Эта степень иронии судьбы состоит в том, что я прекратил писать "Единую теорию поля в США" наткнувшись на истинную биографию Джона Нэша в процессе написания четвертой серии этого то ли "Бандитского Петербурга" то ли "рабыни Изауры", которая на самом деле была шестой, пятую я отправил в стол, а вместо пятой я опубликовал некое резуме этого сериала на будущее, если я когда нибудь решу его продолжить. В частности я обнаружил, что в своей теории поля, которую я начал разрабатывать еще на третьем курсе Физтеха в СССР, я шел по стопам Джона Нэша, который начал решать подобные задачи примерно в то время, когда я появился на свет. Причем самая главная моя идея похоже прозвучала в 1959 году в лекции Джона Нэша в Колумбийском универстите о доказательстве гипотезы Римана, после которой ( и на основании которой?) его и отправили в психушку.

5. 5-я степень иронии судьбы состоит в том, что главными ключевыми словами при поиске этой информации были "Louis Nirenberg & John Nash", но тогда таких запросов было очень мало, а ответов на них еще меньше, так как никто кроме меня не знал о связи этих людей, но после того, как Ниренберг и Нэш получили одну Абелевскую премию на двоих и особенно после того как Нэш и его жена Алисия погибли, миллионы таких документов появилось на Интернете и найти хоть какую-то информацию на эту тему, пользуясь эти ключевыми словами стало невозможно. А я употреблял эти ключевые слова потому, что Ниренберг был моим учителем и я полгода ходил на его лекции по конформному преобразованию и из разговорах в курилках знал, что именно Ниренберг отправил Нэша в психушку именно после этой лекции, которая оказалась "incomprehensible". Но тогда, когда я ходил на лекции Ниренберга, следы занятий Нэша эллиптическими уравнениями были стерты настолько основательно, что я об этом ничего не знал, и уже вылетев из университета, уже перечитав свою заветную тетрадочку, оставленную Мнацаканяну в 1989 году в аэропорту Шереметьево-2 после того, как ее не выпустили пограничники, я пришел к Ниренбергу со своей теорией альтернативных параметров и постарался обосновать связь количества нулей дзета-функции Римана c количеством бифуркаций (количеством экстремумов) того, что я предлагаю называть r-функцией Бродского, и соответственно с количеством решений задачи Коши эллиптического нелинейного уравнения в частных производных.
Гляжу я в глаза своего кумира, а с Ниренбергом я до этого общался не раз и он всегда меня поражал своей способностью сообразить в единицу времени в 10 миллионов раз больше меня, и вижу, что он не "компрехенд" мое объяснение "нетривиального", то есть сохраняющего количество экстремумов преобразования Фурье r-функции Бродского ( я впрочем и сам это сейчас не очень компрехенд). Спускаюсь на пару ступеней вниз и вместо моей достаточно неуклюжей попытки дать математически строгое определение r-функции Бродского, начинаю объяснять это на примерах. И вдруг я вижу, что глаза Ниренберга перестают быть мутными как у дохлой рыбы и я вместо того, чтобы оставить ему свою работу о связи гипотезы Римана с количеством решений эллиптических уравнений, оставил ему эту сравнительно простую модельную задачу, которую решил еще на 3 курсе физтеха, но в которой метод альтернативных параметров проявился во всем блеске в применении к полевой задачи "фи в четвертой". (простенькая то она простенькая, но Артур Недоспасов на ней в сове время сломался, а один мог блогоприятель, по совместительству физик-теоретик с мировым именем ее высек на третий день со второй попытки). А между прочим задача "фи в четвертой" давно стала классикой в применении к теории спонтанного нарушения симметрии и я хотел отдать ее Полякову году так в 94-ом. К сожалению, (или к счастью?) я листки с этой задачей чтобы не они не помялись положил в первый попавшийся журнал своей подружки Нэнси (хорошо, что я их вообще взял с собой), которая тогда увлекалась христианским фундаментизмом. И вот я даю ему этот журнал с этими листочками, а на обложке этого журнала распятие, представляющее собой кадр из фильма Мэла Гибсона "Страсти Христовы"!!!

Бедного Ниренберга аж всего перекосило, но он ничего не сказал, а вынул листочки из этого журнала и отдал журнал мне, попросив позвонить ему через неделю. А между прочим на страницах 3-5 этих листочков представлена теорема существования и единственности решения задачи об альтернативных параметрах (7-7') эллиптического уравнения в частных производных, (доказанная методами, которыми пользовались в 19 веке), частным случаем которой для степенной зависимости является соответствующая теорема Ниренберга, ставшая его докторской диссертацией.

Впрочем и до этого разговора у нас с Ниренбергом имело место быть такое общение и такая переписка, что сервер Хиллари Клинтон отдыхает!

В частности в ходе одного такого разговора году так в 94-ом он мне объяснил, что мои методы несколько устарели ( как потом выяснилось они очень напоминали методы Нэша) и показал как современная математика доказывает теоремы о единственности решения эллиптической задачи Коши с "concave" нелинейной правой частью. И я прямиком от него в костюме и галстуке поехал в Принстон к Полякову с которым договорился об аудиенции по телефону. Причем я прекрасно понимал, что эта работа обесценивает все выводы его теории топологических инвариантов для полей Янга-Миллса с точки зрения физического смысла, но хотел его немножечко пошантажировать задобрить возможностью "поделиться" с ним методом альтернативных параметров для модификации его теории. Но Поляков с места в карьер, не позволив мне сказать ни одного слова, начал хамить, объясняя, что Принстонский фонд для Российских ученых предназначен для погибающих от голода учеников Полякова в Москве, а не для зажравшихся нью-йоркских таксистов. Ну я подошел к доске и отметелил его по полной программе той самой теоремой, потрясающе красивое доказательство которой мне только что показал Ниренберг. Эта теорема камня на камне не оставляла от основного допущения теории Полякова о граничных условиях на бесконечности, без которых топологических вариантов просто не существует. Из-за этого допущения он руками выкинул тот самый эффект, который искал, и теория альтернативных параметров позволяла этот недостаток легко устранить. Но как показали его дальнейшие работы он тогла все равно ничего не понял( или не захотел понять) но мне выражение его лица все равно доставило такое наслаждение, что я повернулся и уехал, так и не отдав ему текст той самой статьи о спонтанном нарушении симметрии, которая в тот момент лежала у меня в сумке и которую я привез специально для него. А через пять лет я отдал ее Луису Ниренбергу в том самом журнале с распятием на обложке, которую я сейчас предлагаю вашему вниманию.

Через неделю я приехал к Ниренбергу с Нэнси, на которую я к стыду своему накричал и которая хотела ему объяснить, что это она положила эти листочки в этот журнал, а я просто не обратил на это внимание и не хотел оскорблять его религиозные чувства или их отсутствие. Ниренберг мрачно ее выслушал и сразу поинтересовался почему в квантовой теории поля задача не ставится на трехмерной поверхностности, прогруженной в четырехмерный мир, что как я впоследствии понял было связано с тем что он увидел в методе альтернативных параметров связь с работами Нэша (эта терминология соответствовала теореме "погружения" Нэша.) Но я то об этом тогда ничего не знал и порекомендовал ему обратиться с этим вопросом в Принстон, "так как моему соулу это инкомпрехенсибло". А это уже была наглость, так как отсылала к доказательству Григорием Перельманом "гипотезы о душе" и скандалу в связи с книгой Сильвии Назар «Manifold Destiny», которая как раз тогда бушевала в Принстоне. Впрочем я тогда об этом тоже ничего не знал, но мне выражение лица Ниреберга настолько не понравилось, что я быстренько пошел и скепал какой-то патент, скорее всего совершенно бессмысленный, но в который я засунул в качестве обоснования эту статью (хранится в нем в виде картинок), что дает хоть какое-то доказательство моего приоритета. (мои попытки опубликовать ее в arxiv.org и еще в паре журналов были пресечены отсутствие у меня электронной почты, ассоциированной с "истеблишированным научным учереждением".)

Все вскрылось, когда я стал писать ЕТП и случайно наткнулся на Сильвию Назар как на автора книге о Перельмане. Я потянул за ниточку, и вылезла ее книга о Джоне Нэше, и я пошел с вопросами к своим друзьям на Вашингтон Сквер, которые взглянули на мою статью и сразу мне объяснили к кому я с ней полез, после чего я более серьезно отнесся к предупреждениям Вассармана о той роли, которое ЕТП может сыграть в моей жизни. Кстати Перельман премию Филдса и Клэя не принял, и все с ним в порядке, а Нэш премию Абеля принял, и видите что произошло.

P.S. Биография Нэша в википедии полностью изменена, причем и на русском, и на английском (впервые такое вижу), и не имеет ничего общего с той биографией, которая была там 3 года назад, когда я писал ЕТП. Так что, судя по всему, мой блог является сейчас единственным источником, где собраны самые значительные факты биографии Нэша. Я конечно нашел подтверждение моим сведенья, но я сейчас не буду их приводить, чтобы их тоже не стерли. Вкратце у меня создалось такое впечатление о его жизни (по памяти):
Джон Нэш после окончания университета получил рекомендацию в MIT, где увлекся теорией игр и быстренько доказал теорему, которая в глазах маккартистов подтверждала марксизм. Их заботами он вынужден был покинуть МИТ и его подобрала Рэнд корпоратион, но когда он захотел от них смотать, то попал под ту же раздачу, что и Тьюринг с Кэмбриджской пятеркой, причем как показала последующая жизнь Нэща совершенно безосновательно. В результате он оказался в Куранте, формально числясь в МИТ, где и повстречался с Ниренбергом, но когда он очевидно обвинил Ниренберга в причастности к инциденту с ди-Георгио, Ниренберг, который уже тогда был большим начальником, пришел к выводу о паранойе и доложил об этом куда надо. А когда Нэш не слишком внятно изложил свое доказательство гипотезы Римана, его отправили в психущку, на том основании что он подобно Форрестолу параноидально опасается преследующих его страшных русских коммунистов.
Но в отличии от Форестолла Нэш для того, чтобы спастись от этих галлюцинаций, сбежал в Европу и отказался от американского гражданства, обратившись я в советское посольство с просьбой об убежище. Таким образом диагноз подтвердился и его с подачи Алисии вывезли в США как человека неспособного принимать решения, но обладающего важными секретами в силу своей работы в Рэнде. Лечили его долго, но после того, как он лет пять успешно симулировал излеченность, его выпустили и он сразу списался со своими друзьями в Европе, дав им знать, что нейролептики, которыми его пичкали насильно лет десять, он перестал принимать и чудесным образом выздоровел. Его друзья оказались членами Нобелевского комитета и чтобы спасти друга быстренько дали ему Нобелевскую премию , рассчитывая, что Нобелевскому лауреату постесняются нейролептики насильно в рот впихивать.

В общем его врачи заключили с ним какое то соглашение, что он не будет слишком активно опровергать легенду о болезни. И сразу же врачи признали, что действительно произошло чудесное излечение от шизофрении, но для того, чтобы замазать прущую очевидность в голливуде сняли на редкость гнусный фильм якобы о нем и дали абелевскую премию на пару с Ниребергом, который похоже был все таки как-то причастен к решению его немножечко полечить инсулиновым шоком и другими приятностями американской психиатрии. Хорошо, что до лоботомии не дошло!
Почему его убили и убили ли я понятию не имею , но сердцем чую, что это как-то связано с убийством Мозгового. (то что его убил водитель такси очевидно.)

Заодно предлагаю все желающим убедиться, что биография Григория Перельмана, особенно его связь с Курантовским институтом и Принстонским университетом, тоже куда то исчезла. В частности бесследно исчезло доказательство "гипотезы о душе"
Perelman, Grigori (1994), "«Proof of the soul conjecture of Cheeger and Gromoll»", Journal of Differential Geometry Т. 40 (1): 209-212, MR1285534, ISSN 0022-040X
Во всяком случае этот линк в википедии
http://intlpress.com/site/pub/pages/journals/items/jdg/_home/_main/archive/1994/40-1-209.pdf теперь никуда не ведет.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments