abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Cтолица либернацизма.

В продолжение предыдущего поста о том, что для сотрудника КГБ ликвидация предателя это не убийство, а производственная необходимость." И хотя может показаться, что меня интересует начавшийся процесс ликвидации предателей, но на самом деле эта фраза имеет отношение только к предыдущему посту, вернее к сериалу "Последняя встреча", где она, можно сказать, проходит красной нитью, но и там она имеет отношение только к сюжету "первого плана", который к основной художественной задаче фильма имеет косвенное отношение. Правда эта тема имеет прямое отношение к тому, что я считаю сверхзадачей, но сугубо в обще философском смысле, так как такие Олеги существуют в любой системы, и пристреливать их надо не в здании на Лубянке, и не у Кремлевской стены а в школе, причем в средней, а не в школе КГБ, и не из Макарова, а из Пушкина и Достоевского.
И в этом смысле обращают на себя слова Мюллера о деньгах Бормана из 17 Мгновений Весны, согласно которым в 1965 году начнется возрождение нацисткой Германии с легенды, которую надо подкармливать на деньги Бормана.

Меня поразила эта дата так как в 1965 году я пошел в школу и в силу целого ряда причин у меня осталось очень много ярких воспоминаний именно о политической жизни страны от портрета Хрущева, который учительница ножницами вырезала из букваря, до моего дяди, который примерно тогда стал слушать шипящую Спидолу. Но больше всего меня поражает казалась бы необъяснимый ужас, который я вдруг испытал, смотря какую-то передачу с участием Аркадия Райкина, каким-то образом догадавшись в 7 лет, что он издевается не над недостатками людей, а над самими людьми. Вплоть до того, что я на своем дне рождения провозгласил тост за его гм... исчезновение с экранов телевизоров, за что был жестоко наказан наверное в первый раз в жизни. Причем недавно, посмотрев опять спектакли Райкина, и я снова испытал этот мистический ужас. А еще я помню как моему дяде принесли его о написанную кем-т диссертацию и как он говорил с этим кем-то об экономическом чуде в Германии, а я смотрел в это время фильм о вьетнамце, которому американцы загоняют гвозди под ногти на руках.

Когда нибудь я обязательно напишу о восприятии политических реалий того времени октябренком а потом пионером элитной Московской школы, но сейчас надо вспомнить о деньгах Бормана, направленных на подкармливание легенды о нацисткой Германии. И вспоминал я о пионерском детстве для того, что бы сказать, что по моему подкармливание этой легенды в то время выразилось не только в экономическом чуде в Германии и Японии, но и в подъеме антисемитизма на Украине и в реабилитации украинского национализма, выразившееся в частности в преследовании Анатолия Кузнецова за его роман "Бабий Яр" и в запрете на информацию об участии украинских отрядов в массовых убийствах в Хатыни, Бабьем Яре и Львовском гетто. Я столкнулся с этим в пионерском лагере Ласпи, причем тогда от украинских хлопчиков из Житомира и Днепропетровска меня спасли сыновья военных моряков из Севастополя. Но этот опыт травли со стороны "товарищей по отряду" я хорошо запомнил и, оказавшись в Днепропетровске и в Киеве в начале 80-х, провел специальное расследование этих обстоятельств методом прогулки вечером по городу с лицом, которое тогда способно было вызвать инфаркт у любого антисемита без дополнительных воздействий руками или ногами. В результате этих прогулок выяснилось, что говноедство Киевлян превышало на порядок этот параметр в Москве, но определенные районы Днепропетровска уже тогда демонстрировали такое природное явление как футбольная бандеризация масс, по сравнению с которой говноедство Киева казалось играми в детской песочнице.

Самое удивительное это то, что стоило мне заинтересоваться этой темой, очень уж лихо раскрученной в "Последней встрече", как я тут же и получил ответ на свои вопросы из "независимого" источника.

Я уже рассказывал, как нашел на развалах в антикварной лавке этюд Сислея и сдуру понес его Кристи. И все бы окончилось очень плохо, если бы владелец антикварного магазина не подтвердил, что я купил этого Сислея у него. Потом я немного подрабатывал у него, просматривая рухлядь, которую он получал от родственников умерших евреев, не понимавших ценности картинок, которые их бабушки и дедушки привезли в 20-х и 30-х годах из Европы. Надо сказать, что почему-то именно американские евреи действительно искренне любили современное искусство и меня всегда поражало как часто они из этих поездок привозили картины никому неизвестных художников по имени Пикассо и Брак.

В общем я быстро понял, почему эксперты из Кристи с таким подобострастием разговаривают со старым евреем, сидящим в грязной лавчонке на Брайтон авенью. Они по моему даже со своим директором так не разговаривали, как с ним. В общем полный "Гобсек" в смеси с "Тенями в раю." И вот вечера я случайно оказался на Брайтон-бич и совершенно случайно упомянул коллекцию Ильина. К моему удивлению мой собеседник оказался в курсе, и не просто в курсе, а целый ряд статуэток из фарфора из этой коллекции прошел через его руки. Он мне сказал, что судя по принципу комплектации этой коллекции, собирали ее нацисты, в том числе там оказалось довольно много предметов, которые до войны принадлежали евреям. А еще он сказал, что эта коллекция является библиотечной частью значительно большей коллекции, главная часть которой хранилась в Днепропетровске. И что такие коллекции были разбросаны по всей Европе и именно они и являются деньгами НСДАП, "деньгами Бормана", а также, что 90% арт-рынка является майданом этих коллекций (кстати переговоры Аллана Далеса и генерала Вольфа в "17 Мгновениях Весны" начинаются именно с передачи ЦРУ одной из таких коллекций). Кроме того, он сказал, что если бы стало известно, сколько произведений искусства оттуда было реализовано за последние 50 лет, то арт-рынок просто рухнул бы. И все сейчас решают такие люди как он, поскольку именно они определяют сколько и каких произведений искусства может быть продано сегодня, сейчас, без обрушения рынка. И что везде, где начинается реализация этих коллекций начинают как грибы после дождя расти неонацистские организации.

P.S. Внезапная смерть Ильина привела к временной утрате контроля над коллекцией ее истинных хозяяев, и получившая огласку реализация этой коллекции в комиссионках родственниками Ильина была связана именно с этим обстоятельством.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments