?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Never more... ООООО!

Миротворческая миссия Олимпийского движения.
Я уже второй раз становлюсь свидетелем  Олимпийских Игр в России, и уже второй раз одна и та же история. Совпадает даже в мелочах. Разница между Кабулом и Киевом не принципиальна. Очевидно кому то на Западе очень могущественному ненавистна сама мысль об Олимпийских Играх в России. Во всяком случае на этих эльфов эта идея явно действует как красная тряпка на быка, как предложение провести совещание магов Средиземья в Мордоре!!! Вы же призываете уважать чувства мусульман, которые не могут выносить. что кто-то рисует карикатуры на пророка! Вот и здесь явно тот же случай!



Владимир Владимирович, а может ну его нафиг, все эти игрища? Это их изобретение, вот пускай и играют у себя, а мы будем приезжать и собирать медали. Не надо больше Олимпийских игр в России! Пожалуйста! И в Конституции записать, запрет проводить олимпиаду на территории России. А любого, кто предложит....ну вы меня поняли!

Правильно Первый Христианский Император начал с того, что запретил Олимпийские игры в Православной Империи
Все! Больше никогда!

Never more!!!


Ворон
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так застукал в двери дома моего.
"Гость, - сказал я, - там стучится в двери дома моего,
Гость - и больше ничего".

Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме, ангелы зовут Линор, -
Безыменной здесь с тех пор.

Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
"Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость - и больше ничего".

И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
"Извините, сэр иль леди, - я приветствовал его, -
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал", - дверь открыл я: никого,
Тьма - и больше ничего.

Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: "Линор!"
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: "Линор!"
Прошептало, как укор.

В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
"Это тот же стук недавний, - я сказал, - в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего, -
Ветер - и больше ничего".

Только приоткрыл я ставни - вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел - и больше ничего.

И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: "Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?"
Каркнул Ворон: "Nevermore".

Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой "Nevermore".

Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шептал я, вдруг вздохнувши: "Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор".
Каркнул Ворон: "Nevermore".

При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: "Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом "Nevermore".

И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: "Nevermore".

Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о nevermore!

Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: "О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес - исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!"
Каркнул Ворон: "Nevermore!"

Я воскликнул: "Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?"
Каркнул Ворон: "Nevermore!"

Я воскликнул: "Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только Бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор -
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?"
Каркнул Ворон: "Nevermore!"

"Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! -
Я, вскочив, воскликнул: - С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной простор!"
Каркнул Ворон: "Nevermore!"

И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!

Перевод М. Зенкевича, 2002

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
kerzak_1
Jan. 12th, 2015 10:58 am (UTC)
интересная мысль
но по такой логике надо все запретить кроме хороводов, но и их тоже потому что они языческие
nemez_06
Jan. 12th, 2015 11:08 am (UTC)
О чём жалеют на Западе.
1. Позволили Горбачёву остановить "Холодную Войну" и разобрать "Берлинскую Стену.
Пропала ЦЕЛЬ и вся военно-промышленая мафия осталась без денег.
2. Позволили ЕБНу разобрать СССР.
Под шумок милионы русских разехались по всему миру и донесли и сейчас доносят до простых людей правду о России. Правителям сегодня на уровне народа нигде в мире не верят. Отсюда и все Парижские пострелюшки.
3. Допустили Путинкую команду к власти.
Ну здесь вопрос спорный кто их собствено говоря спрашивал кому на Руси править?
*
Олимпиады НУЖНО проводить и ни в коем случае не позволять нас загонять опять за Берлинскую Стену как бешеных зверей.
abrod
Jan. 12th, 2015 11:11 am (UTC)
Re: О чём жалеют на Западе.
Что б пошел и сдал ГТО по стрельбе! И на сборы каждый год!
halfnole
Jan. 12th, 2015 12:13 pm (UTC)
Re: О чём жалеют на Западе.
Организовать условия для подготовки к сдаче и сдаче норм ГТО по стрельбе для всех соотечественников, проживающих за рубежом.

Для реализации этого поручить Сбербанку через сеть зарубежных банков выделить целевое финансирование с привлечением заемного капитала, взятого по месту организации мероприятий.
meaerror
Jan. 12th, 2015 11:14 am (UTC)
Экономические кризисы прежде всего запретите. Ибо от них все зло.
genamatogen
Jan. 12th, 2015 11:28 am (UTC)
Алчность человеческая неизбывна...
tverdy_znak
Jan. 12th, 2015 11:32 am (UTC)
Мысль поддерживаю, причём давно уже.
Вот только Феодосий не был первым христианским императором.

А то с таким подходом в христианские императоры попадут только Феодосий да Юстиниан ))
abrod
Jan. 12th, 2015 11:45 am (UTC)
Как это? А кто был до него? Константин не был Императором Христианской Империи, он был Императором Империи веротерпимойю
tverdy_znak
Jan. 12th, 2015 11:54 am (UTC)
Ну, всё-таки после смерти Константина Великого до воцарения Феодосия прошло 42 года - с 337 по 379. За это время августами были: Констанций (с соправителем Константином II), потом Юлиан, затем Иовиан, Валентиниан, Валент II и только потом Феодосий. При этом все, кроме Юлиана Отступника были христианами. (Я, конечно, всех их наизусть не помню, подсмотрел в энциклопедии).
katr_inna
Jan. 12th, 2015 12:49 pm (UTC)
Старый же ролик. Зрение их в очередной раз подвело. )
askryshkin
Jan. 12th, 2015 01:46 pm (UTC)
Впереди Мундиаль-2018. Что-то будет?
(no subject) - iraslavnaya - Jan. 12th, 2015 03:49 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
vasjad
Jan. 12th, 2015 04:29 pm (UTC)
Как-то позабылось, что в СССР советских людей даже руководство страны считало чем-то непотребным - наподобие обезьян или даже хуже обезьян. Ведь негры, корейцы могли свободно перемещаться по миру. А нищие советские люди были вынуждены заполнять кучу анкет. И не факт, что получали разрешения. Не выпускали супругов вместе из некоторых категорий граждан. Оставляя одного в качестве заложника. Чтобы второй не попросил политубежища. В группах советских туристов были сотрудники КГБ, говорят, которые следили, чтобы эти "обезьяны" не отчубучили чего, не сбежали из лагеря социализма.
Да и теперь оружие - нельзя. Даже азартные игры - только в зонах. Марганцовку нельзя даже. Детей президента видеть нельзя. Зато мумию вождя, хоть и берегут - её можно. Хотя, что может быть нового в стране бывшего гбушника. Чему его учили, что вбивали в голову - то и есть. Правда, доллар теперь много дороже рубля. Недоработка. А исправить нельзя.
(no subject) - kapri_sa - Jan. 13th, 2015 02:42 pm (UTC) - Expand
polyronika
Jan. 12th, 2015 08:34 pm (UTC)
Эдгара По лучше читать в подлиннике. Вообще стихи лучше читать в подлиннике.
( 16 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner