abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Categories:

Если нельзя, но очень хочется, то можно.

Тут Президенту захотелось фурсенку уволить. После всего, что он натворил его не увольнять надо, а экспортировать как лабораторное животное или биологическую культуру с неукоснительным соблюдением 94-го закона. Но по здравом размышлении, я пришел к выводу, что врядли дело в извращенной личности Фурсенко, хотя и это тоже исключить нельзя. Значительно важнее диагностировать проблему Фурсенко как культурологическую, и проблема эта называется «низкопоклонство перед западом». Все поздняя советская номенклатура преклонялась перед США как перед идолом, и пыталась перенести на Российскую почву все, что ни попадя. Но проблема в том, что американская система образования в современной России никак прижиться не может. Прежде всего потому, что американская система образования не является само-достаточной и никоим образом не обеспечивала тот замечательный научно-технический прогресс, который случился в США в 20-м веке.
Более того эта система образования несомненно ответственна за тот ужасный культурный и экономический кризис, который США переживают в настоящий момент и который они экспортируют во все остальные страны Pax Americana. С какой-то точки зрения системы образования в США просто нет, и студентов натаскивают теми же методами, что собачек в цирке. Это так и называется – трейнинг. Надо сказать, что таким образом натасканные специалисты прекрасно справляются с любыми проблемами, которые их подготовка позволяет решать. Но отыскивать проблемы в существующей системе знаний, критически переосмысливать ее они просто не умеют. Эти недостатки покрывались непрерывным притоком мозгов из стран Европы, сотрясаемых войнами и революциями, мозгов созданных другой традицией и другой системой образования – If somebody is the best, we bring him to America. Европейские гении в США получали прекрасные возможности для проявления своих талантов, практически неограниченные финансовые и материальные ресурсы для внедрения своих идей, жадный до новых технологий венчурный капитал, американский изобретательский гений и замечательно тренированных специалистов, готовы немедленно подхватить эти идеи и довести их до серийного производства. Эта система работала довольно долго, но последнее время стала сбоить. После победы в холодной войне американцы вообразили, что им больше никто не нужен и ударились в оголтелый национализм. Во первых они перестали доверять европейским специалистами, используя их как правило на подсобных работах. Во вторых США, стремясь упрочить свое культурное влияние, стали экспортировать свои образовательные методы в покоренные европейские страны, так или иначе попавшие в Pax Americana, чем подорвали источники импорта мозгов.
В частности это влияние проявилось уже в позднем СССР, когда под влиянием США, сумевших промыть мозги поздне-советской номенклатуре, начали меняться требования к кандидатским и докторским диссертациям. Если в сталинское время и вплоть до 70-х годов кандидатская диссертация предполагала некий значительный фактор новизны, а докторская создание нового научного направления, то в конце 70-х и в 80-е эти требования постепенно трансформировались для кандидатской степени в чисто квалификационную способность демонстрировать наличие определенного уровня знаний, а для докторской способность компилировать и писать монографии. Несмотря на то, что эти негативные процессы несомненно внесли свой вклад в замедление темпов научно-технического прогресса и кризис научного метода в масштабах всего человечества, они одновременно способствовали усилению относительного могущества США за счет ослабления геополитических конкурентов, что создало эффект положительной обратной связи и углубление кризиса.
Кроме того, система образования, внедряемая Фурсенко, находится в радикальном противоречии не только с геополитической ситуацией, в которой находится Россия, но и со всей ее историей и культурой. Прежде всего России неоткуда ожидать притока высококвалифицированных иностранных специалистов, способных стать генераторами идей и уже доказавших эти свои способности в научном сообществе – состязаться с США в привлекательности карт-бланшей Россия все равно не может, даже когда речь идет о российских ученых. Сказывается эффект отсутствия научной среды. По этим же причинам Россия не имеет механизма выявления собственных «гениев» - единственное, что может прошибить коррумпированную систему присвоения ученых степеней и оценки научных заслуг это признание на Западе, что автоматически означает приглашение на работу в ведущие научные центра мира на весьма привлекательных условиях. Превращение Фурсенкой в компост российских ученых предыдущего поколения тоже не способствует преемственности научных школ, так как талантливые молодые ученые имеют возможность наглядно оценить свои перспективы в будущем, когда они перестанут быть молодыми и многообещающими.
Культурные же противоречия превращают фурсенковщину в настоящую злокачественную опухоль. Российская система образования, ее научная школа были получены Россией от немцев, чей сумрачный гений сумел создать гимназическую систему образования, и науку, едва не поставившую на колени весь остальной мир, включая Великобританию и США. Причем в начале 20-го века Россия начала отрываться от своих учителей и приобретать самостоятельность, грозившую Германии утратой лидирующих позиций. Что собственно и стало причиной и первой и второй мировых войн. Великая октябрьская социалистическая революция парадоксальным образом законсервировала германскую научную школу в СССР, защитив ее от парового катка англо-саксонского либерализма, раздавившего ее в пыль в самой Германии. Надо сказать, что в советских университетах и шарашках достижения германского гения синтезировались с американским изобретательским гением, оказавшим весьма серьезную помощь СССР в первой половине 20-го века. В результате образовалась уникальная научная школа, причем главным ферментом этого синтеза была православная антропология, провозгласившая целью системы образования воспитание советского человека, идеал которого позаимствовал множество черт у православия.
Одной из этих черт был несомненно историзм сознания. Когда я оказался в аспирантуре NYU меня поразила разница в преподавании такой аполитичной науки как физика. В СССР физика преподавалась исторически:
сначала нам рассказали как устроена классическая вселенная в том числе законы ньютона, кулона и максвелла, потом объяснили что все законы классической механики недостаточны для понимания этой вселенной и что над всем царит второй закон термодинамики. Потом нам показали противоречия классической физики с электродинамикой и предложили забыть все основополагающие принципы и освоить основы специальной теории относительности и квантовой механики. Причем каждый раз создавалась законченная картина вселенной в которой каждый раз обнаруживалась маленькая дырочка, заглянув в которую можно было увидеть другую еще более прекрасную вселенную. В результате вырабатывалось мышление разыскивающее эти дырочки в любой теории, в любой картине мира и позволяющая создавать новые картины мира.
В США физика преподается совершенно по другому – нынешнее научное мировоззрения объявляется совершенством, а вся предыдущая история науки как последовательность итераций и интеллектуальных сальто-мортале приближавших это совершенство. Которое в дальнейшем будет только уточняться в деталях, но никаких дырочек не предвидится никогда. При этом если в России научные достижения в полном соответствии с научным методом, сформулированным в ходе построения купола Святой Софии, имплицитно рассматривались как откровения свыше, а ученые как обладатели некоего дара, не поддающегося оценке никакими формальными методами, кроме способности решать сложные и нетривиальные задачи, то в США способность решать задачи считается производной от быстродействия и способности запоминать. То есть человек рассматривается как некий компьютер, а задача системы образования как отбор индивидуумов с максимальным быстродействием и объемом памяти. Это стремление формализовать оценку человеческих способностей достигло своего апофеоза в экзаменах по системе multiple choice, разработанных в Принстоне и известных в России как ЕГЭ. Все это блеянье Фурсенко про борьбу с коррупцией методом внедрения ЕГЭ следует отнести в разряд мерзейшего лицемерия и смердяковшины, характерных для той антисоветской тоталитарной секты, в которую превратилась позднесоветская горбачевская номенклатура, угробившая и страну и огромное количество своих соотечественников во имя легализации на Западе своих претензий на экономическое и социальное превосходство. На самом деле ЕГЭ для Фурсенко является результатом низкопоклонства перед Западом и имеет целью уничтожение русской культурной и научной традиции, так как только зрелище нации манкуртов может успокоить страх этой секты перед приговором истории. К счастью, судя по всему, Президент понял, что продолжение этой политики несовместимо с технологической модернизацией России. А планы стереть российскую научную и культурную традицию, с тем, чтобы из образовавшейся мерзости запустения слепить новый, с точки зрения этой секты правильный народ, соответствующий Болонской системе, не совместимы с самим существованием России как субъекта истории.
Tags: Медведев, наука, пц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments