abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

К вопросу о связи истории c историей Церкви и с историей искусств.

В продолжение предыдущих постов об американской точке зрения на события в Сирии и на Украине и о том, как современные русские писатели открывают для себя Толстого и Достоевского и начинают восстанавливать культурную традицию. И там и там я наткнулся на необходимоcть объяснить влияние истории Церкви и истории искусств на ту историю, которую мы сейчас видим в восстании советского народа на Украины. Я давно утверждаю, что мы живем в фальсифицированной и манипулируемой истории, но манипуляция не в исторических фактах, а в их интерпретации и в том, что считается историческим источником. Причем в своей старой статье о романе Федора Михайловича Достовеского "Бесы" я постарался доказать, что последнее определялось историсофией так называемых Берлинских Гегельянцев, которые установили эти правила таким образом, чтобы стала возможна интерпретация истории воплощением "национального духа", которая не только самым непосредственным образом способствовала развязыванию Первой и Второй Мировых войн и организации Февральской Революции в России, но и сегодня является основой идеологии Правого сектора и первопричиной войны на Украине. Но самое главное это то, что пробелы в источниках исторических фактов и их интерпретации могут быть заполнены исторей искусств и исторей Церкви. Причем те вопросы, которые мне задали в связи с вышеупомянутыми недавними постами, особенно вопросы в связи с историей Американской Православной Церкви, так или иначе оказались связаны с интерпретацией общеизвестных исторических фактов, прдстваленной в главе из моей книги об истории Христианского искусства и в моем старого посте Почему "Мастер и Маргарита" Булгакова являются наихристианнейшим романом 20-го века.. В этих статьях я попытался дополнить историей этого произведения искусства историю 20-го века, а сейчас выясняется, что она связана самым непосредственным образом с историей 21 века, которая разворачивается у нас на глаза и в ходе которой выяснилось, что мы хоть и диванные, но все таки войска.

P.S. Как выяснилось, я с этим постом подгадал. Сегодня в Спасо-хаус опять балл.

Почему "Мастер и Маргарита" Булгакова являются наихристианнейшим романом 20-го века.


Я надеюсь, что я убедил вас, мои дорогие читатели, что автор "Белой Гвардии" и "Театрального романа" не мог быть примитивным "готом", смакующим описание всевозможных упражнений в черной магии аля даже не доктор Фаустус, а кот Мур, начитавшийся "Молот Ведьм" с комментариями махатмы Блаватской. Римлянцы, это же не Акунин, это Булгаков. Ну не может сын ведущего христианского историка Российской Империи разбрасываться упоминаниями о рукописях Сильвестра II без всякой цели, просто так, чтобы показать что он тоже читал Британскую Энциклопедию. В том-то и дело, что если роман "Мастер и Маргарита" это упражнение в гностицизме, то он не только анти-христианский, он невыносимо пошл. Неужели кто-то может поверить, что по поводу этой пошлятины, достойной разве что Брэма Сто́кера, создатель "Дней Турбиных", умирая, шептал "Чтоб знали, чтоб знали." Я даже могу себе представить, что Михаил Афанасьевич на старости лет решил побаловаться сатанизмом (со скрежетом зубовным, но могу), но я никогда не поверю в то, что и в этом случае он мог считать Иешуа-Га-Ноцри, упоминаемого в Талмуде и в писаниях Иоахинана-бен-Заккаи, Мессией и Спасителем Нового Завета.
(На рисунке Маргарита и Мефистофель. Автор рисунка - мадам Блаватская)

Итак, мне кажется можно считать доказанным, что роман "Мастер и Маргарита" это не "готика", а аллегорический рассказ о мистической сушности тех событий, свидетелем которых стал Михаил Афанасьевич на протяжении всей своей жизни. Например целый ряд подробностей рассказа о Пилате и Иешуа-Га-Ноцри явно отсылают нас не только к Талмуду, но и к апокрифическому "Евангелие от Никодима", ставшему главным источником сведений об Иосифе Аримафейском - основателе старейшей на "глобусе" Церкви Англии. Я не собираюсь сейчас давать полную расшифровку аллегорий и аллюзий романа "Мастер и Маргарита", да это и невозможно в принципе, но мне кажется что из вышеупомянутых обстоятельств, а также из того места, которое в романе "Мастер и Маргарита" занимает романе об Иешуе-Га-Ноцри, трудно не сделать вывод, что он считал именно историю Церкви сакральной историей спасения человечества от метафизического зла и движущей силой все тех изменений, которые произошли в России и во всем мире в начале 20 века. А крупнейшим событием в истории Церкви на рубеже веков был провал или вернее незавершенность переговоров об объединении Церкви Англии и Русской Православной Церкви, и вполне естественно предположить, что Булгаков именно это в 1935 году считал причиной и Первой Мировой Войны и Русских Революций, и того всемирного пожара который начался в 1941 году, но вспышки которого Михаил Афанасьевич увидел в отсветах огней знаменитого глобуса Уильяма Буллита в Спасо-Хаусе в 1935 году. Причем это предположение превращается почти в уверенность, если вспомнить, что в переговорах Церкви Англии и Русской Православной Церкви решающую роль играли работы его отца, Афанасия Ивановича Булгакова, а на бале в Спасо-Хаусе Михаил Афанасьевич скорее всего своими глазами увидел создателя общества Туле профессора Карла Хаусхофера и коменданта Бремена Вильгельма Кейтеля.
В том то и дело, что помимо конкретных исторических форм история имеет и духовное, и я бы даже сказал религиозное содержание. Например в рунете живет и размножается масса спекуляций на тему того, что было бы если бы Николай II не стал объявлять всеобщую мобилизацию в ответ на вполне разумное требование Австро-Венгрии о допуске австрийских полицейских к расследованию убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда. На самом деле в той ситуации, когда этой войны хотели абсолютно все, речь могла идти только об отсрочке, причем очень не большой отсрочке, тем более что за спиной у Гаврилы Принципа маячили не только и даже не столько "черная рука Аписа", сколько теософы Вагнеровского общества и Бальфуровского кабинета. Зато переход в Православие Церкви Англии, главой которой была королева Виктория, а затем основатель династии Виндзоров Едвард VII, несомненно поменял бы саму суть мировой политики. Как минимум, (как минимум!) испарилась бы без следа традиционная английская поддержка мусульманских богослужений в Святой Софии, а "Гебен" и "Бреслау" врядли бы прорвались в Стамбул в августе 1914 года.
Более того, радикально изменились бы интересы великих держав, те самые которые государству заменяют друзей. Действительно, если посмотреть ретроспективно на вторую половину 19-го века и начало 20-го, то трудно избавиться от впечатления, что все это время "история" неустанно работала над разрушением монотеистических Империй: Русской, Германской, Австро-Венгерской и Турецкой. В Российской Империи она создала то, что я называю кризисом артикуляции, лишив Православную Империю языка для адекватного времени выражения своей наиболее сакральной части, и попыталась насадить вместо него чуждый русским великодержавный шовинизм, временами напоминающий нацизм, оборотной стороной которого в многонациональной Империи оказалась весьма причудливая смесь всевозможных национализмов и самого безудержного интернационализма. В Германии "история" разрушала наследие Бисмарка - культуркампф, замещая протестантизм не католичеством, а всевозможными видами гностических сект, а в Австро-Венгрии она руками антиправославной атеистической "Млады босна" и венгров в лице эрцгерцога Франца-Фердинанда убила Империю, в которой славяне и чехи получили бы равноправие, но католичество сохранило бы свое влияние. А Турции "история" расправилась с традиционным исламом в лице таррикатов, например бекташей, и насадила откровенно масонские ложи, арабский национализм и тщательно выращенный в Катаре ваххабизм. Последний пример особенно ярко демонстрирует то, почему эту таинственную силу "истории" зачастую называют "англичанкой". По сути речь шла о разрушении любой организованной формы объединения людей на основе монотеистического мировоззрения авраамических религий.
Но перевес в балансе сил англичанки и всех этих Империй был очень неустойчив, так как все эти страны находились тогда в конечной стадии выхода из кризиса духовных основ своей государственности и если бы им это удалось, они совсем не обязательно вцепились бы друг в друга. А Россия могла стать лидером, как государство имевшее опыт сосуществования по крайней мере двух таких религий, поскольку я, в отличии от Солженицина, не могу считать опыт сосуществования с иудаизмом удачным.
И вот представьте себе, что в тот момент, когда эта таинственная англичанка уже празднует полную победу, она получает сокрушительный удар у себя дома, в единственной Империи, которая все это время набирала мощь: Церковь Англии начинает переходить в Православие, образуется англо-православное Оксфордское движение и Общество Ревнителей Единения Восточно-Православной и Англиканской Церквей, под покровительством Великой Княгини Елизаветы Федоровны, переход которой в Православие поддержала сама королева Виктория.
Но чуда не произошло: в церкви Англии активизировались старые анти-Византийские тенденции, да и Русская Церковь не смогла сделать шаг навстречу и перешагнуть через чисто политические и процедурные вопросы. Оксфордское движение из англо-православного превратилось англо-католическое, причем с отчетливым привкусом цистерианства - вековечного врага Православия. Конечно заинтересованный диалог продолжался, но было поздно: Европа вошла в штопор Мировой войны, как будто пресловутая англичанка сказала себе: "Все, пора, завтра будет поздно".
Причиной того, что две великие Церкви так и не смогли понять друг друга кроятся в различных трактовках взаимоотношений Христа и Пилата, и как следствие Церкви и Империи, корни которых в "Деяниях Пилата" - основной части апокрифического "Евангелия от Никодима", ставшего главным источником сведений об Иосифе Аримофейском - основателе Цекви Англии. Именно этим трактовкам посвящена работа Афанасия Ивановича Булгакова "О законности и действительности англиканской иерархии с точки зрения православной церкви." 1906, и роман Мастера "Евангелие от Воланда" в романе "Мастер и Маргарита", который через 30 лет написал его сын Михаил Афанасьевич Булгаков.

Я надеюсь, что я убедил вас, мои читатели, что любая попытка интерпретировать "Мастера и Маргариту" без учета этих факторов, является очередной выходкой кота Мура, который, по моему, последние 30 лет поставил себе задачей максимально изгадить русскую литературу. Кроме того, мне кажется очевидным, что роман как сталактит рос в течении долго времени и состоит из отложений гностических, сатирических и даже фарсовых, исторических, и вовсе апокалипсических, но единство действия этому роману придает балл Воланда, который на самом деле являлся баллом Буллита. И этот бал отбрасывает таинственный отблеск высокого искусства и на антихристианский роман о Христе, и на историю поистине роковой любви ведьмы и автора этого романа, человека без преувеличений одержимого, и на примус кота Бегемота, и на описание Москвы 1935 года, бывшей тогда столицей мирового антихристианства. Достаточно вспомнить, что за четыре года до этого был взорван Храм Христа Спасителя, а 15 мая 1932 Декретом правительства объявляется "безбожная пятилетка", поставившая цель: к 1 мая 1937 "имя Бога должно быть забыто на территории страны". Сдедует отметить, что пик репрессий пришелся как раз на 35 год. и хотя убийства священников, ставшие частью "Большого террора", превзошли безбожную пятилетку, но никогда раньше и никогда позже государство не ставило себе таких задач, а уже через 7 лет попыталось опереться на Православие в борьбе с нацисткой Германией. И именно в 1935 году что-то сломалось в этой тенденции и есть все основание полагать, что это было связано с событиями, описанными в "Мастере и Маргарите", поскольку, как я уже говорил, только удивительное ощущение доподлинности описываемых событий и фонтанирующий из каждой строчки метафизический реализм, делает этот роман великим произведением искусства.
Прежде всего следует сказать, что Уильям Буллит имел репутацию визионера, чьи отчеты неоднократно поражали даром предвидения Государственный департамент и коммиссии Конгресса США. В частности он до этого балла в 1935 году достаточно упорно предвидел будущее, в деталях описанное в 1923 году в романе "Трест «Д. Е.»" другим визионером Ильей Эренбургом. За исключением того, что у Ильи Эренбурга страной безудержного нацизма и фашизма оказалась Франция, а не Германия.
Я уже писал, что предположение о том, что балл Воланда является аллегорическим рассказом о событиях имевших место быть в Спасо-Хаус 24 апреля 1935 года. Это позволяет не только лучше понять замысел Булгакова, но и вспомнить, что тогда происходило в мире. В частности есть очень серьезные основания полагать, что поводом к сбору сильных мира сего в американском посольстве в Москве у знаменитого визионера Уильяма Буллита был провал фашистского переворота во Франции 6 февраля 1934 года, который в случае удачи несомненно направил бы события в русло обрисованное Ильей Эренбургом в "Тресте «Д. Е.»"(весьма примечательно, что соответствующей статьи уже нет в русской википедии). А через год, то есть за 3 месяца до балла Буллита (Воланда) Гитлер выбросил в помойку Версальский договор и начал открыто строить флот и ВВС, причем Англия предпочла с этим согласиться. А еще через три месяца были приняты рассовые законы Нюренберг, а а ученик присутствовавшего на бале профессора Карла Хаусхофера Рудольф Гесс стал заместителем Гитлера. Это я так, к вопросу о многовариантности истории. Кстати именно Буллит в 1939 году был первым, кто в одном из своих предвидений представленных Конгрессу США употребил слово "холокост" и настоял на ускоренной разработке и внеочередной передаче Франции нескольких сотен фронтовых бомбардировщиков "Ду́глас ДБ-7 Бо́стон", который вполне могли бы предотвратить прорыв немецких танков в Бельгии, осцществленный под руководством еще одного гостя балла Вильгельма Кейтеля.

Хочу особо отметить, что ситуация с Англиканской Церковью только что на моих глазах повторилась, когда была торпедирована первоначально весьма успешная попытка Митрополита Американской Православной Церкви Ионы Паффхаузена привести к Православию "англикан" в США. Причем Коровьев и Бегемот этим точно занимались, когда Собор, якобы единогласно проголосовавший за отставку Митрополита , был проведен методом телеконференции. Иерархам некогда из-за таких пустяков съезжатся, а то, что теперь никто не хочет признаваться в участии в этом "соборе", так это просто пустяки. Прямо хоть продолжение "Мастера и Маргариты" пиши (правда меня все на Шеспира тянет - см. Комедию ошибок). А для того чтобы усугубить ощущение актуальности вопроса о христианском значении "Мастера и Маргариты" предлагаю всем ознакомиться с комментариями людей, которые жаждут обнаружить своих родственников в списке гостей Уильма Буллита в 1935 году, хотя по моим сведеньям на баллу у Буллита были только родственники самой Маши Гессен и Александра Гольдфарба. Кстати мне кажется, что они все на самом деле хотят оказаться гостями не Буллита, а Воланда. Я прямо вижу, как они все стоят в очередь целовать посиневшее правое колено обнаженной женщины, роковую красоту которой не может испортить ведьмино косоглазие и даже будто усиливает хищный оскал и жестокостю и буйность черт. Какие собственно еще нужны доказательства связи балла Волланда с баллом Буллита. Вот он идет, не скрываясь, на нащих глазах, сегодня, сейчас.

Как Вы сами понимаете, ключ к пониманию романа является список гостей балла Буллита, который до сих пор не может превзойти ни один депломатический прием в мире, котоый продолжают вспоминать в Дипкорпусе Москвы и специалисты в геополитике. Причем широкой публике ( в том числе и мне) этот список до сих пор неизвестен, за исключением жертв борьбы за власть в Москве в последующие 3 года, и только случайно всплываюшие документы позволяют узнать, о присутствии на нем то Радека и Олбрехта, то Роберт Оппенгеймера. И, поскольку такого рода баллы ну никак не могут ограничиваться военно-политическими вопросами и на нем несомненно присутствовали ведущие художники и ученые мира, то я позволю себе озвучить слух, что именно на этом баллу Борис Яковлевич Подольский обсудил с Натаном Розеном публикацию парадокса ЭПР и его будущую работу в пустыне Негев, а с Буллитом осенний семестр в университете Цинцинати. В результате Розен поехал в Киев, а Подольский ради этого университета покинул Украинский физико-технический институт, который тогда опережал Институт Макса Планка и Кавендишскую лабораторию, и где 10 октября 1932 года впервые расщепили ядро атома. Вот такой вот Абадонна был у Буллита в загашнике. А может быть это был не его загашник.
Tags: Булгаков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments