abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Categories:

Искусствоцентризм в Христианстве.

Папа Римский готовится к ревизии понятия греха.
«Последнее, что еще оставалось в католической доктрине, это этика. Существовало жесткое понятие греха, которое не давало возможности признать современную толерантную систему ценностей. Сейчас сделаны революционные шаги для размывания этого», – так специалист по политике Ватикана Ольга Четверикова охарактеризовала газете ВЗГЛЯД опрос об отношении к проблемам семьи, который римская курия проводит среди епископов и паствы.
Специалист по политике Ватикана явно не рубит фишку. Этика это далеко не последнее. что оставалось в католической доктрине, тем более, что после интронизации Папы Франциска всем католикам, да и не только католикам, следует вспомнить, что такое изначально этика ордена Иезуитов. Зато понятие греха это действительно то, что сделало до-христианский иудаизм религиозным чемпионом античного мира, приуготовившим приход Христа. "Грех" это центральная концепция христианства и именно понимание того, что такое "грех" лищает Зло онтологической реальности и отделяет католичество от всевозможных дуалистических и гностических сект типа Ананэрбе, которые сейчас так популярны в Европе. Если Католическая церковь откажется от понятия грех, то после этого можно будет окончательно закрыть вопрос о принадлежности Римской Церкви к авраамической традиции и соответственно к монотеистическим религиям.

Причем мне кажется, что, вопреки широко распространенному мнению, этот процесс начался не со Второго Ватиканского Собора, а с уничтожения визуального символа католичества, созданного гениальной кистью Микеланджело, который может и был голубым, но он искренне любил Христа, раскаивался в своих грехах, и Бог его простил и позволил выразить христианскую душу Католической Церкви на стенах Сикстинской капеллы, где недавно иезуит впервые был избран "наместником Святого Петра."
Сразу скажу, что для меня изобразительное искусство и архитектура всегда было выразителем сущностей, значительно более важных, чем те сущности, которые познает и описывает наука, ну или прозаическая литература. Несколько особым образом стоят музыка и поэзия, но их сходство с изобразительными искусствами мне представляется очевидным хотя бы в силу характерной для них для всех холистичности и обращению к символическому мышлению человека как образу и подобию Божия. Но обоснование этой точки зрения я отложу до лучших времен, а пока хочу только отметить, что сама сущность Западно-Евпропейской Империи Католицизма - а Ватикан это не только Церковь, но и государство, - выражена, конечно, архитектурой Собора Святого Петра, архитектором которого на заключительном этапе был гениальный скульптор Микеланджело Буанароти. И весьма символичным является то, что сущность Католицизма как духовной общности была выражена тем же Микеланджело Буанаротти, но в качестве художника и поэта, когда он расписал Сикстинскую капеллу.


Микеланджело получил образование как скульптор, а искусство фрески он изучал подростком в мастерской Гирландайо, и всех секретов мастерства просто не знал. А искусство фрески требует к вечеру полностью закончить кусок стены на который штукатурка положена утром, да еще с учетом того, что краски при высыхании штукатурки сильно меняют цвет. После высыхания штукатурки на ней выступает стекловидная известковая пленка, укрывающая краски и вносить изменения темперой уже невозможно. Для того чтобы различные части фрески не отличались друг от друга по цвету краски надо готовить с миллиграммной точностью, вплоть до того, что яйца должны быть от одной и той-же курицы и разбавляться одной и той же водой. А Микеланджело просто не знал всех секретов этой техники, которые мастер сообщал своему ученику только в самом конце обучения и то, далеко не всякому ученику.
Кроме того фрески обычно писали всей мастерской 15-20 человек, причем подмастерья выполняли каждый свою работу, которую каждый знал досконально и процесс обучения состоял в том что они передвигались от одного задания к другому, причем каждая мастерская имела свои секреты, которые передавались от отца к сыну и каждый мастер хранил их как самую большую драгоценность семьи. А Микеланджело, в юности не прошедший этот путь до конца, за 3 года без всяких подмастерьев написал почти 3000 полномасштабных фигур, то есть в среднем по три фигуры в день каждый Божий день без выходных. Естественно ему пришлось изобрести свою собственную технику, которая состояла в том, что он в технике фреско, то есть по свежей штукатурке, писал только подмалевок, а потом уже по подсохшему подмалевку "доводил" оттенки и подробности фактуры клеевыми, известковыми красками, надежно соединявшимися с известковой пленкой, секрет которых знал только он.
К сожалению этих фресок Микеланджело сейчас уже не существует, так как в 1984-1994 годах в Сикстинской капелле состоялась реставрация, которая их просто уничтожила как произведения искусства, смыв эту клеевую часть в которую за 500 лет проникла пыль и копоть - сейчас они напоминают Диснеевские мультфильмы, поскольку лишены подробностей, составляющих основу эмоционального и подсознательного воздействия любого произведения искусства. .
Причем я, судя по всему, был одним из последних людей, который видели эти фрески, когда реставрация потолка была закончена на 99%, а реставрация фресок Страшного Суда еще не начиналась. И пустили меня туда чуть ли не по личному распоряжению Папы Римского Иоанна Павла II. Я это говорю, чтобы вы поняли, что я имел возможность сравнить фрески до реставрации и после, когда они были рядом, и воспоминание об этом 1% не отреставрированных фресок потолка, окруженных буйством красок отреставрированных, наверное одно из самых значительных впечатлений моей жизни. Некогда люди приходили в Сикстинскую Капеллу и ложились на специальные скамьи, так как иначе невозможно было воспринимать эти фрески, который Микеланджело писал лежа. После чего уходили потрясенные на всю жизнь. Сейчас можете не ложиться - к чему эти глупости, все можно и стоя рассмотреть
.Говорят, что Страшный Суд реставрировали значительно грамотнее, но я этому не верю, тем более, что по моему эта команда реставраторов смывала душу Католической Церкви вполне сознательно, а Страшный Суд он, может быть, в этом смысле был и поважнее Генезиса потолка. Во всяком случае лет 10 назад я опять оказался в Сикстинской Капелле и ничего подобного своим воспоминания 1989 года не испытывал. Так что это уже совсем другая Католическая Церковь и совсем не случайно ее возглавит иезуит из Латинской Америки. А объединенная Европа не захотела в своей конституции даже упомянуть о совершенно очевидных христианских корнях Европейской культуры. Надо сказать, что этот процесс "иезуитизации" начался еще на Втором Ватиканском Соборе, на котором обсуждались вопросы выживания Католической Церкви в Pax Americana, а орден иезуитов, обогащенный своим парагвайским опытом, первым сформулировал необходимость переформатирования Католической Церкви в Бравом Новом Мире, где глазик в треугольнике перестает ассоциироваться со Святым Духом. Именно иезуиты первыми показали пример превращения из ордена военного в орден образовательный. Я даже могу предположить, что два Православных Первоиерарха - Патриарх Константинопольский Вафоломей и глава Американской Православной Церкви митрополит Тихон, будучи в курсе, приехали на интронизацию для того, чтобы быть свидетелями Рождения Новой Католической Церкви, а не для того, чтобы сговариваться против Патриарха Московского, который на интронизацию Папы Франциска вполне традиционно не приехал.

В свете вышеизложенного сегодня полезно посмотреть не только на корни ордена Иезуитов в искусстве, но и на корни в искусстве ордена Францисканцев, так как новый Папа избрал себе интронизационное имя Франциск, а не Игнатий. Тем более, что на этой интронизации впервые за Великий Индиктион присутствует Патриарх Варфоломей, которого до сих пор принято считать Экуменическим (Вселенским) Патриархом Константинопольским, даром что Константинополь называется Стамбулом, а сам Патриарх по закону является чиновником Исламистского правительства Эрдогана. Кстати об этом много говорил Первоиерарх Американской Церкви Иона, недавно смещенный в ходе телеконференции, оказавшейся Собором АПЦ.

Корни Иезуитов и Францисканцев в искусстве более древние, чем работы Микеланджело, и ведут в средневековье. А Сикстинская Капелла выразила и породила Новую Историю и соответственно модернизм (modern world - современный мир), в то время как "Ниппоновская реставрация" работ Микеланджело по заказу последнего Католического Папы старого образца это просто апофеоз постмодернизма.
Действительно орден иезуитов хоть и образовался довольно поздно в 1522 году, но его художественным выражением несомненно является "Черная Дева Монсератская", стоя перед которой Игнатий Лойола испытал одно из тех мистических озарений, которые в корне меняют человека и именно оно собственно и породило орден иезуитов. (Нечто подобное произошло и с Франциском Ассизским и этот опыт является наиболее интересной для меня темой в искусстве.) Эта статуя "Черной Девы Монсератской", или если хотите скульптурная икона была обретена как раз тогда, когда Католичество еще и не думало о превращении в государство и в Империю, а только начинало формироваться как некое духовное сообщество, еще не вступая в открытый конфликт с Православием, но уже вполне отчетливо дистанцируясь от него. А художественным выражением орден Францисканцев несомненно является Церковь Сан-Франческо в Ассизи и фрески великого художника Джотто, с которого началось отделение католического религиозного искусства от Православной Иконописи. Правда нельзя исключать, что сущность ордена Францисканцев более адекватно выражается его учителем Чимабуэ, который символизирует скорее высшую точку в Западной Иконописи.




Дополненный пост.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments