abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Category:

Никита Поленов. Депортационная тюрьма в Батавии.

Продолжение "Никита Поленов. Тюремное."

Никита подобно, многим бездомным, в своих подбордвочных мытарствах утратил все документы, и, несмотря на наличие статуса легального иммигранта, его, после отбытия основного срока сочли асоциальным элементом без определенного иммиграционного статуса и по умолчанию посчитали подлежащим высылке. И судили и приговорили:"Депортировать!" Правда потом выяснилось, что страна, из которой он въехал в США, перестала существовать и высылать оказалось некуда. И пока в высших сферах очевидно обсуждался план восстановдения Советского Союза, чтобы быстренько выслать туда Поленова, тут же начать новую холодную войну и Советский Союз снова развалить, его отправили в депортационную тьрьму в Батавию, условия в которой оказались на порядок хуже, чем в Фишкиле. Но, как это всегда бывает у поэтов, все эти несчастья превратились стихи.






***

Блажен, кто в мире одинок
В лесу, тюрьме, толпе и парке
Ему подбрасывает Бог
Тайком бесценные подарки

Темна, назойлива судьба
Но тело больше не темница
А жизнь – затеряна, слаба,
Жива, и вечно будет длиться

Всему привычен тихий взор
Сквозь бездну пролетает к бездне
Не замечает зла в упор
Ему ни смерти, ни болезни

За некой гранью не страшны
Ему ни слава, ни забвенье,
И тьма пустующей мошны
И тьма сокровищ – во спасенье

***

На север пути протырканы,
И если чуть-чуть за Олбани,
Как в праздник столы - бутылками ,
Уставлены горы елками .

На западе - неба прозелень ,
Текут облака нетеплые ,
Качаются в горном озере
Их братья и сестры топлые .

На север ! На волю ! В Африку !
От ужаса стен и улицы ,
Где только Святого Патрика
Соборы ликуют , умницы !

***
По камню бьют, чтобы извлечь искру
По колосу – чтобы очистить зерна
За что же бьет судьба меня упорно
Зачем мой путь так выморочно крут!

Чужбину, одиночество да суд
Мне отбивают дни часы – кресало
Какой огонь внутри себя несу
Таинственный, что бить не перестало!
Что в том огне без жалости сожгут!

***
Ворочается во сне дремучий континент,
Которому ни дух, ни память не созвучна,
И сердцу в глубине так холодно и скучно,
Как будто на земле любви и детства нет.

Преградою двойной обложен горизонт:
Грядою облаков и дымчатым зигзагом,
Поусторонних гор,и ты - оленем загнан
В бесчувственный загон отмеренных времён.

Я в небе не гляжу, тоскую словно скиф,
Попавший невзначай в нетяжкую неволю -
К философу. Рабом. Просторной синевою
Не смыть клейма со лба, не вылечить тоски.

Батавия, штат Нью Йорк.
Март 2007 год.

***

Пролог

Через холод или зной
Через пень или колоду
Со свободой на свободу
Мчишь с улыбкой неземной.

Открывается предел
Безвоздушного пространства
Лес колючий поредел
В уговорах здесь остаться.

Ветки дружною толпой
Норовят за мной по следу
Нет, ребята, я уеду
В поэтический запой.

Я уеду не спеша
Целиной белобумажной
Здравствуй, милый свист протяжный
Моего карандаша.

***

Сомнения.

Ненавижу вершины.
Сколько было труда
От горы середины
Добираться сюда.

Сколько пролито пота
На крутую тропу -
Всё тщета и зевота,
Только я догребу.
До серёдки мишени,
А там берегись!
Здесь любое движенье,
Только вниз, только вниз...

Не уйти, не остаться
И какой только бес,
Подтолкнул меня браться,
Чтоб сюда я залез.
Пелену отметая,
Что я вижу, слезая -
Там вершина другая -
Отказаться нельзя!


***

Бродяга.

Нету места, и слава Богу,
Я опять ухожу в дорогу,
Под приветственный шум ветвей,
До зари, в полусвет жемчужный
Оставляя мешок ненужный,-
Налегке - оно здоровей.
Без проклятий и воспоминаний -
Горы высятся без названий.
Назовёт кто-нибудь ещё,
Не люблю я эти высоты.
Ну, забрался...пополнил счёт...



***

О любви.
В жизни я не боялся,
Ни воды, ни огня,
И к параше не жался -
Не жалеть же меня!

Сколько б дней ни осталось -
Тело - смертная сыть,
Не такая уж малость
В жизни - попросту быть!

Всё-то знает на Небе,
Добродушный Господь,
Что не только о хлебе
Ночью буйствует плоть!

Хоть и вечность промчится -
Ты её не лови:
Кровь моя не боится
Бесконечной любви!


***

Свидание в тюрьме.

Прости, любимая! Сегодня весь я твой.
В огнях очей твоих я голубя блаженней,
Но завтра уведёт страстей моих конвой,
В зеркальный лабиринт - хоть в каждом отраженье.
Узнаю, может быть, - излучину бровей,
Росвешный листопад прелестных врак и шуток.
Безмолвья твоего - отважный промежуток,
Что обнажило вдруг всю истину ветвей.
Смирение и зов, и губ гостеприимство,
Тревожное тепло, скольжение ресниц.
И вот взмываю вверх - и упадаю ниц,
Как вечность мы с тобой пройти не побоимся.
Касается плеча суровый конвоир,
Из двери приоткрытой мир зелёный
Блазнится и зовёт.
Как смрадно дышит век.
Терпеньем палача
Рукой тебе махну из отворённой дали.
И в новую войну,
Разлук-печали.

Никита Поленов.
Август 2005 год.


***

Да здравствует жизнь!
я снова на свободе.
На месте руки вроде
И ноги держат путь,
Деревья рукоплещут,
И с неба солнце блещет,
Ложится мне на грудь.
Орлы, скворцы, вороны,
Несут свои короны:
-Никитушка прими!
С поклоном принимаю,
Сердечно обещаю
За всех вас лечь костьми.


***

Пробираюсь наощупь.
Что слепцу путеводность созвездий?
Побираются ночью безумцы в тревожной пустыне
Этой чёрной столицы.Целуются двое в подъезде.
Или режут друг друга - так нелепо и страшно зыстыли.
Быт чужой протоплазмы в зелёном оконном проёме.
Так волна океанская светится - ею ль согреться?
Кровяные часы тук да тук - не забудь о пароме.
Непременном Хароновым - цыц, осторожное сердце!
Не бегу, не спешу. У Харона работы по горло.
Не приперло пока. Я и сотой ещё не оплакал
Доли века сего, что к пристани жмётся покорно.
Что небесного там - и земного не ведая блага...

Никита Поленов.
Батавия.Штат Нью Йорк.
Март 2007 год.


***

Бедность большой порок.

Здесь много разных людей - по возрасту, языку, религии. Единственное, что объединяет всех - БЕДНОСТЬ. Нет денег на хорошего адвоката. АМЕРИКУ НЕ ИНТЕРЕСУЕТ СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Америку интересуют - ДЕНЬГИ.Но и они - не настоящие, не эквивалент труда, не аккумулятор человеческой энергии - просто фишки в нечистой и не честной азартной игре. И поверь мне, Очень близок день, когда банчок этот лопнет. Как бы нас взрыв этот не задел. Может депортация - к лучшему, ещё одна обо мне не послушном забота Божья...

***

В американской тюрьме праздники не празднуются, но это для ээков, но поскольку они есть для вольных, работающих по тюрьмам, то обламывается и заключенным в виде дополнительного времени для для визиторов. В Фишкиле порядки были гуманнее и к нам приезжал православный батюшка-грек, служил литургию и
причащал нас. Но вот в Батавии из религиозного только комната которую сидельцы называют,"Клубом",куда должен приходить раввин и просвещать нас про иудаизм, но он не приходил ни разу, так что мы просто собираемся и беседум за жизнь. Религии тут представлены все. Сидят, ждут своей участи буддисты, христиане, иудеи, мусульмане - весь спектр человеческих верований и исповеданий. Грустно! Христос распялся и за нас грешных! Рядом с Богом был и раскаявшийся разбойник. Господи! Милости буди мне грешному!И Христос пообещал, что сегодня же тот будет с Ним в Раю!

Tags: Никита Поленов, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments