abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Category:

Тазик, ребенок, вода и реформа РАН.

С глубоким прискорбием вынужден констатировать, что довольно большое количество людей, которых я уважаю, причем настоящих ученых, с радостью встретило сообщение о Ливановской реформе. На фоне того, что они говорят о РАН, в которой многие из них и сейчас работают, а я не работал с 1987 года, даже диагнозы и рекомендации Андрея Константиновича Гейма выглядят весьма консервативно. И хотя те причины, по которым я написал столько статей в зашиту РАН как традиции и встречают у них понимание и даже уважение, но заставить их изменить негативное отношение к РАН эти причины не в состоянии. Так их достала нынешняя РАН.

По сути их позиция совпадает с Ливановской, или с той, что он внес в ГосДуму, якобы не имея к ней никакого отношения. (Вообще надо сказать, что обстоятельства появления этой реформы это отдельная песня, что называется за гранью добра и зла). Суть ее состоит в том, что Академия в дальнейшем именуемая Тазик, прогнила, никакого отношения к традиции, в дальнейшем именуемой Ребенком, она не имеет, академики, в дальнейшем именуемые Водой, в своем большинстве никакого отношения к науке не имеют и поэтому самостоятельно реформировать Академию не могут, и легче из тазика выплеснуть все содержимое и набрать заново.
Я как бы не могу судить о том, насколько обоснованы эти обвинения, могу их только воспроизвести, что бы было что обсуждать, зато я предлагаю все таки попытаться понять, а есть ли в тазике ребенок, и возможно ли будет, выплеснув из тазика все содержимое, выхватить ребенка или посадить в тазик нового. И скажу сразу , что само возникновение комитета 1 июля и академиков-отказников говорит, что ребенок есть, и что если ребенка все таки выкинут, что врядли возможно, то завести нового ребенка не удастся, так как наука действительно за последние 70 лет себя дискредитировала во всем мире, подвергнув ревизии и по сути отвергнув свою основу - научный метод, - и последний сейчас существует только в рамках той или иной национальной научной традиции. И прервав эту традицию, завести новую не удастся, так как она не будет обладать научным методом, которому сегодня просто неоткуда взяться.

Начну, пожалуй, с изложения позиции критиков, а вернее могильщиков РАН, тем более что они ее изложили в максимально доступной форме.

А вот здесь очень интересная дискуссия о преемственности РАН с АН СССР и Императорской Академией Наук.
Прежде всего бросается в глаза антироссийская и антиельциновская направленность доводов могильщиков РАН и в дискуссии и в этом ролике. Все те доводы которые в нем приводятся для обоснования необходимости ликвидации РАН, без всяких изменений могут быть использованы для обоснования ликвидации РФ, также созданной указом Ельцина. В частности система передачи собственности РАН является альтернативой ваучерной приватизации Чубайса и то, что РАН выстояла в тяжелейших условиях 90-х и даже доказала, что сдача помещений являлась средством для продолжения научный исследований и сохранения той самой традиции, а не самоцелью, является демонстрацией того, что проклятые 90-е и Гайдаровский переходной период не были исторической необходимостью, а были последствиями субъективных решений, я бы даже сказал преступных решений, не имеющих срока давности. Я давно уже заметил, что атаки на Ельцина это сегодня главный способ внедрить в умы идею о необходимости ликвидации РФ. И академикам стоит задуматься о последствиях их попыток отстраниться от научного анализа опыта 90-х и позиции "моя хата с краю", занятой РАН в идеологической борьбе. Особенно это относится к членам комитета 1 июля.

С другой стороны целый ряд упреков в адрес РАН справедливы. Среди академиков действительно много людей, не имеющих никакого отношения к науке, РАН действительно торговала званиями, так же как все остальные академии. Да и то, что Новоселов и Гейм (я правда не уверен, что Гейм хочет быть академиком РАН, так же как и Поляков), Линде, Поляков и Концевич до сих не являются академиками является позором РАН. А уж то, что Перельман, который даже работая в Штатах подписывал свои статьи "научный сотрудник института имени Стеклова", до сих пор не член Академии, просто не лезет ни в какие ворота. И мне кажется, что Фортов битву за РАН должен был начать с того, чтобы поехать в Питер и попытаться поговорить с Перельманом, только не пытаться купить его, а обсудить ту роль, которую Григорий Яковлевич может сыграть в восстановлении нормальной работы РАН. Тем более, что самый великий российский ученый знает эту проблему в ее международном аспекте и возможно может послужить тем нравственным камертоном, по которому все остальные могут сверить свою святость и священность борьбы с тем же Ковальчуком Достаточно вспомнить слова Перельмана: "Конечно, среди математиков есть более или менее честные люди, но почти все они конформисты - сами они более или менее честны, но готовы терпеть тех, кто нечестен. Поэтому чужаками среди них становятся не те, кто нарушает этические нормы. В изоляции оказываются такие люди, как я". Мне кажется, что он, в отличие от Гейма, имеет ввиду не только Российскую Академию Наук. А еще мне кажется, что Сергей Новиков. отказавший академику Арнольду в публикации cтатьи Manifold Destiny в "Успехах Математических Наук", не может оставаться главным редактором этого журнала.

И вообще реформу РАН надо начинать с реорганизации работы научных журналов, так как члены РАН, претендуя на роль сообщества научных экспертов, должен понимать, что они не имеют права использовать свое положение для продвижения своих работ и работ своих друзей, а уж каждый отказ в публикации перспективной работы обладающей признаками новизны должен рассматриваться как серьезное ЧП и повод для серьезного разбирательства. Причем первым делом необходимо провести аудит отклоненных публикаций и принести соответствующие извинения в ходе публикации с указанием даты поступления в редакции. Лично мне известны по крайнем мере три работы мирового уровня в том числе частичное решение 23-й проблемы Гильберта, который были либо отклонены, либо не отосланы ввиду полной безнадеги этого занятия и неизбежного плагиата. Но возможно что декларация о соответствующих намереньях может заставить людей пересмотреть свое решение уйти из Российской науки ( и науки вообще)

Кроме того мне кажется, что ввиду очевидности серьезного намеренья государства прервать Российскую научную традицию, имеет смысл поговорить о том, что именно оно выбрасывает на помойку. Я не буду сейчас строить развернутую философию науки, а отмечу несколько моментов, которые с моей точки зрения история последних 30 лет выдвинула на первый план.
Во первых наука, это дело коллективное и один человек не может заниматься наукой, так как наука возникает только тогда, когда один человек понял нечто о законах природы хочет рассказать об этом другому человеку. сам себе он может все рассказать и без всякой науки.

Во вторых, вопреки распространенному мнению, наука передается от одного человека другому человеку не через книжки и статьи в журналах, а в личном общении, от учителя к ученику, с помощью так называемого рукопожатия, а книжки и журналы нужны для того, чтобы соединить ученика и учителя и передать научные результаты и знания. Наука и научное мировоззрение это скорее некий огонь который нужно зажечь, а не сумма научных знаний, которую действительно можно почерпнуть из книжек, но которые совершенно бесполезны без людей, которые их могут продолжать добывать. В частности почти все, что я пытаюсь описать в "Единой теории поля" технически было сделано на стыке 70-х и 80-х годов, но наукой это не было - так формульная эквилибристика, которая не имела особого смысла, а вот после того как я встретился с профессором Шукингом, который был учеником Эйнштейна, и с профессором Званцигером, о котором я так и не написал, о чем очень сожалею, я вдруг увидел место этих формул в общем здании науки, и они стали ее частью хотя бы для меня и моих читателей.

В третьих научная традиция и научная среда имеют свою критическую массу, которую в Европе и особенно в Англии обеспечила самоуправляемая университетская система, возникшая как часть Христианской Церкви, сродни монастырской системе, которая образовалась вокруг монастырских или королевских библиотек. А вот взлет науки в 19 веке был связан с тем, что эта критическая масса была обеспечена тем энтузиазмом, которые успехи научного метода вызывали у самых широких слоев народа, приводя в состояние готовности вспыхнуть от малейшей искры огромное количество талантливых людей. А сейчас, когда наука и ученые себя скомпрометировали высокомерием и созданием почти рабовладельческой системы научных батраков, когда желание заниматься наукой стало связано с непрерывными унижениями и совершенно бесчеловечной системой социального дарвинизма, этот энтузиазм сменился раздражением и даже презрением. И молодые люди уже не вспыхивают от любой искры, дрова отсырели, а деньги сами по себе критическую массу обеспечить не могут. Достаточно посмотреть на науку в Германии, которую как известно после Второй Мировой Войны ликвидировали, критическую массу разделили на части и вывезли. И вот сколько денег немцы в науку не вкладывают, но восстановить немецкую научную традицию не могут. То есть ученые есть, и даже нобелевских лауреатов довольно много, но разве можно современную немецкую науку сравнить в наукой в Германии в конце 19-го и в начале 20-го веков. Хотя Гейдельбергский университет стоит и стены все те же. Но...

В четвертых Российская научная традиция возникла именно как Академия наук и критическую массу ей обеспечило приглашение зарубежных ученых Петром I. А первый Русский университет по имени Михайло Ломоносов "зажег" и не дал потушить приглашенный член академии Леонард Эйлер, А сейчас, если традиция русской науки, будет прервана откуда ученых завозить? Кризис научного метода имеет имеет место быть во всем мире. И звания получают люди, не имеющие никакого отношения к науке, не только в России. Я уж не говорю о том, что уж очень много западных ученых очень плохо относятся к России. Их так натаскали в ходе холодной войны, но особенно после победы в ней Запада. Чего церемониться с побежденным противником, Дюжину можно возвеличить для того, чтобы показать научную солидарность и благотворность победы Запада для всех, в том числе и для России, а всех остальных - в компост.

Так что именно надо реформировать то, что есть, причем не отпуская ни на минуту руку ребенка, постоянно измеряя ему пульс. И хотя я сказал, что в такой ситуации обсуждать реформы нельзя, но я все таки позволю себе несколько замечаний. Прежде всего меня ужасно раздражают все эти вопли профессиональных перенормировщиков по поводу кафедры теологии в МИФИ. Все эти, так называемые, физики-теоретики именно в силу своего отказа от научного метода под видом физики занимаются изобретением всевозможных религий, причем совершенно кошмарное невежество в теологических вопросах бросает их в настолько примитивные формы сатанизма и самого наглого язычества, что лично у меня все эти рассуждения о пульсируюшей вселенной и калибровочной инвариантности в условиях, когда ни один из известных нам законов физики (кроме пожалуй принципа общей ковариантности) заведомо не применим, вызывают ассоциации даже не с Пусси Райтс в ХХС, а с Толокном и Верзиловым в зоологическом музее.
Наука не должна заниматься вопросами Генезиса, а если уж физика в своем развитии подошла к такому пределу, что ей этими вопросами приходится заниматься, то сторонники метода "заткнись и вычисляй" должны признать, что они пытаются решать задачи, в которых они как свинья в апельсинах. И если они думают, что знание абелевой группы дает им какое-то преимущество по сравнению с Вильямом из Оккама при рассмотрении вопроса о границах научного метода, то они глубоко заблуждаются.
Для начала они ДОЛЖНЫ знать не только то как этот великий ученый доказал невозможность познания Бога научными методами, что от противного внесло выдающийся вклад в формирование научного метода, но и то, что из этого же доказательства следует невозможность доказательства отсутствия Бога. А современной науке то ли самими учеными, то ли теми, кто финансирует науку, вменено в обязанность доказывание именно этого. Но дело в том, что по определению любые действия в этом направлении являются либо мошенничеством, либо попыткой создать тоталитарную секту, и к науке никакого отношения не имеют.
В общем, в новой реформированной Российской Академии Наук обязательно должно быть Православное Ученое Собрание, возглавлять которое не может поборник метода "заткнись и вычисляй", как анти–Православного по сути (см Агностицизм).


Tags: РАН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments