abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Categories:

Никита Поленов. Эмиграция


.


***

Последняя весна. Подмигиванье луж...
Мол, братец, не тужи, тебя здесь не убудет,
И в наготе ветвей тебя узнают люди,
Там тысяча живет твоих бессмертных душ!

Но Родина меня сдирает, точно струп,
И я не кровь уже, я корочка сухая,
Уводят от меня мою Москву-сестру,
И рук ее огонь корит, не затихая.

Сломают карандаш о миллионы граф,
Гражданский генный код сотрут при дешифровке.
Кто братом назовет бредущего по бровке,
Когда на дольний зов торопится гора?

Она, как шустрый танк, броню свою храня,
Туда стремится, где в сплошном сияньи дня,
Отменят зоопарк, раздвинут выходные,
Получат ордена знакомые, родные,
И там, за молоком, помянут ли меня?

Ложится приговор по манию суда:
Подушку подпалить иль подпилить сосульку,
Но в кухне кран шепнет, обмолвится вода,
И "Кельн" произнесет, а может "Акапулько".

Уронит ли карниз подтаявшую кладь,
Или сведет с ума бессонница простая,
Любую благодать не надо вынимать,
Она сама в тебе со временем растает.

Высокий кабинет уронит дивный трап,
И побежит Москва широкими кругами,
И некуда смотреть, и мне идти пора,
Терзая немоту горячими руками.


***

На Страстной, 1988

Осенний теплый дождь. Игрушечная ночь.
Так просто воровство шарманочного вальса.
И женщины страшней, Москва зовет,
Останься,
Мой ласковый асфальт готов тебе помочь!

Дороги влажный звон да кровяной прибой,
Терпенье нищеты у песенки в неволе,
А Гамлет - адвокат витийствует, доколе
Не станет ни тебя, ни тверди под тобой.

Что толку небеса разглядывать впросвет,
Какой дракон сокрыт спасительною медью!
Елеем и вином платить тысячелетью
От века обречен и схимник, и поэт.

Слова произносить, что горький грызть миндаль,
Или - зевай до слез на ложе безопасном...
Но в каждом камне - хлеб, хоть кажется соблазном
Держать его в руке, не вглядываясь в даль...


***

Аксельбанты, кони, Петербурги
Нищий скарб цыганского узла...
Только треск небесной штукатурки
Мне сегодня память принесла.

Куришь века горькие окурки,
Прислонясь к оконному кресту:
Только треск небесной штукатурки,
Да сердец тюремный перестук.


***
Мои прошедшие года
Следы на наледи и пыли
И я их помню не всегда
Да и они меня забыли

В ладу с науками числа
Из века в век грядет планета
На ней я лодка без весла
Или патрон без пистолета

А прошлое пережито
И будущее неизвестно
Людей и судеб решето
Ночь путана и многозвездна

И если жизнь напылена
Через скупое это сито
Да будет прошлое забыто
Пади на память пелена


***

Блажен, кто в мире одинок
В лесу, тюрьме, толпе и парке
Ему подбрасывает Бог
Тайком бесценные подарки

Темна, назойлива судьба
Но тело больше не темница
А жизнь – затеряна, слаба,
Жива, и вечно будет длиться

Всему привычен тихий взор
Сквозь бездну пролетает к бездне
Не замечает зла в упор
Ему ни смерти, ни болезни

За некой гранью не страшны
Ему ни слава, ни забвенье,
И тьма пустующей мошны
И тьма сокровищ – во спасенье


***

Осадок воздуха, досадная оса!
Твоя мне чёрная досталась полоса,
Твои глаза достались, жало злое,
Но крылий нет, - чужда мне бирюза.

Юдоль красот, сплошные корневища
И в танце красок павшая листва...
Но я кричу,
- Не здесь мое жилище,
Я по природе нем, я просто нищий,
Как хлеб нужна пустая синева!

Болтлив и пьян, стругаю истукан.
Подвинь стакан, полна еще посуда!
Вчерашнего краюха пересуда
Да ужаса всегдашнего ломоть...
И здесь - душа, и здесь скисает плоть,
Дневная тьма и вечный зов ОТТУДА...

Tags: Никита Поленов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments