abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Categories:

Фактор внезапности.

Я долго колебался, писать ли об этом, но решил написать. Бог его знает, вспомню ли я об этом , а эти подробности мне кажутся важными. В частности, лично мне совершенно очевидно, что страх Сталина перед началом войны носил иррациональный характер. Зачастую идеи, о которых слишком упорно думаешь, превращаются в идола, и вытесняют реальность. Как говориться, не сотвори себе кумира. Конечно то, что война на носу понимали очень многие, но соотношение сил было таково, что блицкриг в отношении Советского Союза представлялся невозможным, а затяжная война на два фронта для Германии, лишенной источников стратегического сырья, была самоубийством. Даже просто приказ о боевой тревоге и приведении приграничных частей в боевую готовность в час ночи 22 июня мог сорвать блицкриг не в январе 1942 года, а уже в июле 1941 и не на подступах к Москве, а Западной Украине и Белоруссии. Но этого приказа не было, и вина за это лежит на Верховном главнокомандующем СССР Иосифе Виссарионовиче Сталине. Именно он вопреки данным разведки не позволял привести войска в боевую готовность, что позволило Гитлеровской армии использовать фактор внезапности по полной программе, в результате чего баланс сил самым решительным образом изменился в пользу Германии. И решающую роль в успехе этого плана сыграла боязнь Сталина оказаться агрессором, что с высокой степени вероятности могло привести к тому, что про-нацистские силы в Великобритании и США принудили бы правительства своих стран выступить на стороне Гитлеровской Германии.

Действительно к началу войны Красная Армия уже получила новейшие вооружения, которые собственно и позволили ей нанести поражение Гитлеровской Германии: 585 новейших тяжелых танка КВ, 1066 средних танка Т-34, 1200 истребителей ЯК-1, 2600 Миг-3, 320 ЛаГГ-3, 640 новейших фронтовых бомбардировщиков.
Но в том то и дело, что вопреки распространенному мнению Гитлер был очень талантливым военачальником, и его план Барбароса был так хорошо составлен, что почти сработал. В том то и дело, что большая часть этих вооружений была уничтожена в первые дни войны либо на складах либо в частях, которые не имели опыта управления этой техникой. Это чуть было не привело к тому самому блицкригу, который считался невозможным, несмотря на примерное равенство сил. Хуже того, было довольно большое количество частей, которые старое вооружение уже сдали, а новое еще не получили.
В частности мой сосед по квартире Герой Советского Союза Александр Иванович Гарголюк рассказывал, как он начал войну подо Львовом, и как недавно полученные истребители с мощным вооружением ЛаГГ-3? были все сожжены на аэродромах, и единственное что спасло летчиков этого авиа-полка, которые дежурили на аэродромах, это то, что им выдали мотоциклы, на которых они ездили из Львова на работу, и они просто уехали на запасной аэродром, где сели на старые ишачки и вступили в бой. Что в немалой степени способствовало первоначально успешной обороне Юго-Западного фронта. А вот в Западной Белоруссии, где летчики были расквартированы поблизости от аэродромом и мотоциклов у них не было, и они в лучшем случае оказались пехотинцами и сели на самолеты опять, только выйдя из окружения под Смоленском. А бомбардировщики летали на боевые задания без прикрытия, и мало кто с этих заданий вернулся.
Кроме того мой дед в воскресенье утром совершенно случайно зашел в наркомат и оказался на селекторном совещании трех наркоматов, в связи с началом войны. И он своими ушами слышал как Сталин в ответ на доклады о бомбежках требовал не поддавться на провокации, а адмирал Октябрьский, который своей властью объявил боевую тревогу в Севастополе за несколько часов до начала войны и встретил люфтваффе отмобилизованной противовоздушной обороной, ему кричал в ответ: "Да какие провокации, меня бомбят!". А дело было часов 10 утра, уже после того как бомбили столицу Украины Киев и посол Германии Шуленбург вручил Молотову ноту Германии с объявлении войны.
Стоит ли удивляться, что он не верил донесениям разведки до начала бомбежек. Я неоднократно читал, что какой-то агент абвера сумел ему внушить мысль, что вся эта подготовка к войне, которую невозможно было скрывать, это отвлекающий маневр, призванный скрыть подготовку к высадке в Англии, но в связи с вышеизложенным я лично пришел к выводу, что имел место быть элементарный бзик, в результате которого Сталин был так поглощен реализацией своих планов по перевооружению армии, что просто не мог поверить что Гитлер его переиграл и вопреки всем законам военного искусства решил атаковать, несмотря на свою неготовность к войне. И неготовность Германии к войне в сочетании с фактором внезапности оказалась ее почти готовностью. Почти, поскольку уже через час Сталин взял себя в руки и начал руководить созданием ГКО. А в 12 часов все таки объявили о начале войны (правда мать говорит, что в час дня) и к этому времени дед вернулся домой с приказом военного времени. То есть катастрофичность положения уже была осознана (вплоть до невозможности работы наркоматов в Москве), но уже было принято решение сражаться и победить, несмотря на эту катастрофу.
P.S.Мой дед зашел в наркомат случайно, адмирал Октябрьский оказался в час ночи в штабе Черноморского флота случайно. И вообще, как раз волпрос о том, почему они все через много лет говорят, что они (флот) СЛУЧАЙНО оказались в ту ночь на местах по боевому расписанию, представляет большой интерес и позволяет сделать важные и далеко идушие выводы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 136 comments