abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Феерия!!!

Интересно, это на него так Мильнеровская премия повлияла? Или это он так в процессе интервью разошелся? Вот она слава Советской Российской науки, золотая молодежь 70-х!

Например, по конформной теории поля. Это некоторая общая, так сказать, схема, общая теория, которая применима к очень многим разным физическим задачам. Мы разрабатывали ее с тремя Александрами — Мигдалом, Белавиным и Замолодчиковым.
Он по всей видимости говорит о конформной симметрии на двумерной поверхности Конформная теория поля это несколько другая вещь в статистической механике.
Мигдал - сын известного физика теоретика, специалист по так называемой компьютерной физике, который, насколько я знаю, бросил физику и стал бизнесменом в Принстоне. Кажется делает компьютерные игры. Пояснил, поскольку о нем ну совсем ничего нет ни на русском ни на английском.


А все потому, что есть фундаментальное уравнение, которое описывает все эти явления, — уравнение Лапласа. Так вот, в теоретической физике в XX веке это явление усугубляется, она становится все более и более универсальной. И это доставляет мне наибольшее удовольствие.
И именно в этом месте он совершил фатальную ошибку, задав граничные условия на бесконечности и этим выкинув физический смысл из своих задач.

И вот с этой точки зрения, может быть, такими довольно универсальными работами являются мои (а также с друзьями) работы по конформной теории поля. Кроме этого, относительно недавние работы, посвященные связи между калибровочными полями и струнами (gauge/string duality, разработана вместе с Игорем Клебановым и Стивом Габсером), они применяются сейчас в совершенно разных областях. Есть еще труды по инстантонам, монополям — они тоже, думаю, будут развиваться. Мне кажется, что если представлять себе учебник физики XXII века, то туда эти сюжеты попадут. Впрочем, возможно, это приятный и непроверяемый самообман.
Издевается?! Попадет-не попадет, а 3 миллиона у него слава Богу уже никто не отнимет

вакуум, в котором движутся кварки, очень сложно устроен — в нем все время вспыхивают и гаснут поля. И эти хаотические вспышки можно математически описать. Они и получили название инстантонов. Когда я сделал математическое описание, то выяснилось, что эти вспышки настолько вездесущи, что очень мешают кваркам разлетаться. Кварк не знает, куда ему идти, и локализуется внутри протона, где поспокойнее. Надо сказать, что теория конфайнмента — до сих пор не завершенная теория, но этот мой результат — важный элемент существующей картины.
Конфайнмент это невозможность существования кварков в свободной состоянии, которая якобы может быть выведена чисто математическим путем из теории Янга-Миллса, которую Поляков окончательно запутал, руками задав граничные условия на бесконечности в Эвклидовом пространстве вместо того, чтобы задать их на трехмерной поверхности в четырехмерном пространстве, и получив таким образом приближенное решение задачи, не имеющей решения вовсе. Войдет в учебники физики вместе в Вавиловым, выкидывающим фотопластинку с электроном, поворачивающмим в другую сторону.


Когда эти частицы рядом, струна не натянута и кварки кажутся свободными. Когда же мы пытаемся отщепить один кварк от другого, струна натягивается и не дает ходу. Звучит, конечно, фантастически, но на самом деле всему этому удалось придать точный математический смысл.
А вот это пожалуй действительно войдет в учебники физики, или скорее математики.

Сами же фотоны не излучают фотоны: фотоны излучаются заряженными телами, а сами же они нейтральны, поэтому они просто распространяются. А вот цветоэлектрические поля (те самые аналоги электромагнитного взаимодействия, но уже для кварков) уже сами заряжены по отношению друг к другу — такой светящий свет, состоящий из глюонов, квантов этого взаимодействия.
Нет слов! Вот это противопоставление! А как же виртуальные частицы и поляризация физического вакуума?

Что касается монополей, то параллельно, примерно в то же время, когда я изучал инстантоны, стало понятно, что должен существовать совершенно новый тип частиц — магнитные монополи. Я не сразу сообразил, что это связано с хорошо известными монополями Дирака. Вернее сказать, Дирак утверждал, что это возможный тип, что, может быть, они существуют, а может и нет, а вот в работе, которую независимо сделали ‘т Хоофт и я, утверждалось, что при всяких разумных предположениях существование таких монополей неизбежно. Когда они будут найдены — это другой вопрос, это зависит от разного, от того, как все пойдет.
Эта неизбежность напрямую следует из существования приближенных решений уравнения, не имеющего решения вовсе

Не знаю — не знаю, не уверен. Даже такую простую вещь, как бозон Хиггса, вон сколько искали и нашли только сейчас, спустя пятьдесят лет. Сейчас, к сожалению, время между теоретической идеей и ее экспериментальной проверкой неумолимо растет.
Шах, ишак и Ходжа Нассредин.

Но, так сказать, вдохновением для меня была теория турбулентности Колмогорова, и вот и мне, и другим, в общем, удалось продвинуться, применяя аналогичные идеи в других областях, но я многократно пробовал построить последовательную теорию турбулентности — до сих пор мне это не удалось. Но я продолжаю пробовать.
Когда температура повышается, возникают флуктуации. Как следствие, начинается «коммуникация» между все более далекими спинами. Наконец, достигается критическая температура, при которой корреляция (показатель этой «коммуникации») становится бесконечно большой — и происходит так называемый фазовый переход. Это очень похоже на то, как при кипении чайника вода начинает переходить в пар — в некотором смысле схожие явления.
No comments


Есть такая книжка «Игра в бисер» Германа Гессе. Там рассказывается о стране будущего Касталии, и все науки, и музыка, и шахматы, и все на свете объединилось в эту самую игру в бисер, и на ее языке формулируются какие-то новые задачи и так далее. Вот такой универсальный язык возник. Это вполне возможное будущее теоретической физики.
Это, можно сказать, манифест современной науки, то что я называю кризисом научного метода. Спасибо Саша, это круто. ВЫТы действительной войдешь в учебник физики XXII века.

А потом я в институте Ландау работал, там у нас работали прекрасные математики — Сережа Новиков, Яша Синай. Новиков великий тополог, я ему рассказывал, что я делаю, когда мы ехали в автобусе в Черноголовку. И вот рассказываю, что придумал такую вот формулу и так далее. Он мне говорит: «Поздравляю, Саш! Сделал замечательное открытие в области топологии, только это известно лет тридцать».
Перельман!!! Теория струн!!! Яу! Ну ни чего себе! Вот и сложился пасьянс.

Конформная теория поля сейчас тоже математиками сильно используется, и уже на таком уровне, что я плохо понимаю, что они делают. Но все равно приятно, хоть и не понимаю.
Математики это использование называют Real Physics, чтобы отличать сами понимаете от чего.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments