abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Category:

Приорат Рэдае

Деревня Ренн-ле-Шато с античных времен до альбигойского крестового похода называлась Рэдае и была довольно крупным городом на перекрестке путей торгового и культурного обмена. Расцвет Рэдае приходится на 5 век нашей эры, когда город предположительно стал столицей и фортом Нокс вестготов, незадолго до этого взявших и разграбивших Рим.

После альбигойского крестового похода восстанавливать Рэдае было некому и на месте города появилась деревня Ренн-ле Шато в силу географии и исторических обстоятельств окруженная горами, вершины которых украшены развалинами катарских крепостей или коммандорств Ордена Храма. В конце 19 века эта деревня стала местом паломничества людей, увлеченных спекуляциями оккультного характера о том, что в окрестностях Рене-ле Шато спрятано некие сокровища то ли альбигойцев, то ли тамплиеров, то ли вестготов. Это произошло после того как местный священник Франсуа Беранже Соньер при ремонте деревенской церкви, сооруженной в VIII - IX веках, но фундамент которой датируется 5 веком, обнаружил под алтарным камнем, в полости одной из двух колонн, поддерживающих этот камень и оставшихся от эпохи вестготов, четыре пергаментных свитка. Три документа содержали генеалогические древа: одно из них было датировано 1243 годом и имело печать Бланки Кастильской, второе - от 1608 года с печатью Франсуа Пьера д'0тпуля, третье - от 24 апреля 1695 года с печатью Анри д'0тпуля. Четвертый документ, исписанный с обеих сторон, подписан каноником Жан-Полем де Негр де Фондаржаном и относится к 1753 году.

Пергамент "Дагобера".


Пергамент "Пастушка".

В последнем документе содержались отрывки из Нового Завета на латыни, только на одной стороне пергамента слова были расположены непоследовательно, в беспорядке и в них были вставлены лишние буквы. Естественно позже они будут фигурировать в работах, посвященных Ренн-ле-Шато как шифрованные послания, а в фильмах, снятых Discovery Channel и BBC они после дешифровки будут представлены следующим образом:
"B RG R PAS D T NTATION QU POUSSIN T NI RS GARD NT LA CL F PAX DCLXXXI PAR LA CROIX T C CH VAL D DI U J'ACH V C DA MON D GARD N A MIDI POMM S BL U S
(ПАСТУШКЕ НЕТ СОБЛАЗНА ЧТО ПУССЕН ТЕНЬЕ ХРАНЯТ КЛЮЧ PAX DCLXXXI КРЕСТОМ И ЭТОЙ ЛОШАДЬЮ БОГА Я ДОБИВАЮ ЭТОГО ДЕМОНА ХРАНИТЕЛЯ В ПОЛДЕНЬ СИНИХ ЯБЛОК)
Если этот текст запутан и непонятен - единственное, что можно без серьезной дешифровки извлечь из этих слов - это имя французского художника Николла Пуссена, то на оборотной стороне пергамента из букв, написанных над словами, складывается достаточно ясное послание:
"A DAGOB RTII ROI T A SION ST C TR SOR T IL ST LA MORT"
(ДАГОБЕРУ II КОРОЛЮ И СИОНУ ПРИНАДЛЕЖИТ ЭТО СОКРОВИЩЕ И ОНО ЕСТЬ СМЕРТЬ) Прежде всего, следует отметить, что упомянутый в документах Никола Пуссен действительно имел прямое отношение к потомкам короля Дагобера II из династии Меровингов, и сей факт неоднократно обсуждался историками искусства в связи с его творчеством.
В частности задолго до находок Соньера одной из самых обсуждаемых тем в истории искусств была "дешифровка" картин Никола Пуссена "Les Bergers d'Arcadie: Et in Arcadia ego" "Паcтухи Аркадии: Я и в Аркадии есть", написанные в 1630 и в 1639 году. Обе картины показывают один и тот же сюжет - обнаружение тремя мужчинами и одной женщиной могильного склепа в некой идиллической стране, правда, в более ранней картине один из мужчин - явно символическая фигура. Причем более ранняя картина является единственной работой художника, в которой отсутствует хорошо продуманная и построенная композиция, зато присутствуют нехарактерный для Пуссена динамчный дизайн и некий «импрессионизм» - явное следствие личных впечатлений от событиях, свидетелем, а скорее всего и участником которых он стал и которые произвели на него огромное впечатление.

"Les Bergers d'Arcadie: Et in Arcadia ego."
"Паcтухи Аркадии: Я и в Аркадии есть."
Никола Пуссен 1639 году. (кликнуть).

Картина, написанная в 1639 году, наоборот, даже для Пуссена, родоначальника классицизма, является выдающимся образцом продуманности и математической строгости композиции. Разумно предположить, что Никола Пуссен, вместе с другом и подругой, возможно с Жаком и Анной-Марией Диге, до 1629 года вскрыли некую гробницу и обнаружили там, помимо цели своих поисков, нечто, имеющее для членов этого сообщества сакральный смысл, но что они, судя по произведенному впечатлению, никак не предполагали там найти. Именно эти события являются причиной написания первой картины, болезни Пуссена в 1630 году, и женитьбы сразу после выздоровления на Марии Диге. Это нечто несколько лет находилось у него для того, чтобы показать это нечто кому-то могущественному, но, после того как Никола Пуссен получил желаемого эффекта, он решил захоронить "сокровище" опять.



"Les Bergers d'Arcadie: Et in Arcadia ego"
"Паcтухи Аркадии: Я и в Аркадии есть"
Никола Пуссен 1630 г.


Памятник Пуссену в
поместьеШагборо Холл
http://www.raafmusic.nl/wp-images/pouss.jpg
Могила Пуссена
Памятник Пуссену от Шатобриана..

То, что "сокровище" Пуссена и связанные с ним события стали известны и имели сакральный смысл не только для него самого, но для некоего сообщества, доказывается тем вниманием которое эта работа и связанная с ней загадка продолжает привлекать по сей день. В частности почти через 100 лет после его смерти в 1750 году продолжатель художественной традиции (нео)классицизма архитектор Джеймс Стюарт установил во дворце семьи Ансон Шагборо Холл, скульптурную копию более поздней картины Пуссена "Et in Arcadia ego" и внес свою лепту в атмосферу загадочности, добавив надпись O.U.O.S.V.A.V.V. на постамент этого памятника. Причем привлекают внимание изменения, внесенные им в композицию - изображение зеркально картине Пуссена, исчезает общий композиционный пентагон, о котором Стюарт не мог не знать, зато у пастухов появляется еще один посох. Еще через сто лет писатель, поэт и дипломат Наполеона в Ватикане Франсуа Рене де Шатобриан установил на могиле Пуссена аналогичный скульптурный памятник, украсив его "кладбищенским" юмором слегка измененной надписи ("Et in Arca Ego" "Теперь и я в ящике."), но подчеркнуто точно воспроизведя главный композиционный принцип картины, заданный шестами пастухов (кликнуть картинку).
С учетом упоминания Никола Пуссена в пергаментах Ренне-ле-Шато, с достаточно большой вероятностью можно считать, что к этому сообшеству, которое во избежания недоразумений я буду называть Приоратом Рэдае, принадлежали семейство д'Отпуль, сам Никола Пуссен и его семья, Симон Вуэ, семья Диге, Джеймс Стюарт, скорее всего семья Ансон, известная своими связями с английскими тамплиерами, и глава которой в любви к испанскому флоту однажды превзошел Сэра Фрэнсиса Дрейка, и возможно Шатобриан. Более того некоторые данные указывают на родство Николла Пуссена и нормандских д'Отпулей, что в свою очередь говорит о возможности того, что по крайней мере некоторые из д'Отпулей действительно являются теми самыми Меровингами, что косвенным образом подтверждается живописными и графическими работами Пуссена.


"Les Bergers d'Arcadie: Et in Arcadia ego."
"Паcтухи Аркадии: Я и в Аркадии есть."
Сопоставление пейзажа в окрестностях Ренне-ле-Шато и пейзажа на картине Никола Пуссена написанной в 1639 году.
Композиционный анализ (кликнуть).
Следует заметить, что картины Никола Пуссена действительно представляют собой некий синтез науки и искусства и напоминают математическую формулу в красках. В них самая мелкая деталь построена по законам золотого сечения, и вписана в общую композицию на основе сложнейших чертежей, делающих существование гипотетической "сакральной геометрии" состоявшимся фактом. Тот факт, что часть пейзажа на картине Никола Пуссена "Les Bergers d'Arcadie: Et in Arcadia ego" "Паcтухи Аркадии: Я и в Аркадии есть", написанная примерно в 1637 году действительно очень похожа на пейзаж в окрестностях Ренне ле Шато и врядли может быть случайностью, особенно с учетом того, что жесткость композиций Пуссена и его художественная манера исключает использование чисто интуитивных ударов кистью. Эта особенность творчества Николла Пуссена носит настолько четко выраженный характер, что она неоднократно позволяла идентифицировать подделки его картин, выявляя отклонения от композиционной строгости.

Таким образом, если предположить, что и записи Соньера и картины Пуссена действительно хранят секрет Ренне-ле-Шато, которым является генеалогия династии Меровингов и доказательства их права на трон, а возможно и некий способ оказания давления на сильных мира сего, то вполне разумной выглядит следующая гипотеза:
Никола Пуссен с друзьями до 1629 года извлекли «генеалогию» Меровингов и еще нечто, подтверждающее эту «генеалогию», из некоей гробницы в окрестностях Ренне-ле-Шатто для предъявления кардиналу Ришелье, так как 24-летнее отсутствие наследника у Людовика XIII грозило уничтожить все достижения премьер-министра Ришелье и разрушить Францию. Это давало надежду на поддержку Ришелье притязаний Меровингов на европейский трон, но после рождения наследника французской короны такая надежда пропала, и документы были спрятаны снова. Причем Никола Пуссен, понимавший, что возможности мирно восстановить монархию случаются не слишком часто и что скорее всего речь идет о весьма отдаленном будущем, написал вторую картину именно для того, чтобы отдаленные последователи того сообщества, к которому он принадлежал, возможно утратившие знания о некоторых секретах, известных ему и его современникам, могли бы во-первых понять, что надо искать именно то сокровище, которое было ранее спрятано в гробнице Ренне-ле Шатто, а во-вторых, это сокровище найти. Именно этим объясняется рассудочность второй картины и одинаковость названий, и, конечно, исключает возможность того, что это сокровище было спрятано там же где оно было раньше. Сходство пейзажа на картине с горами вокруг Рене-ле-Шатто относится к тому месту, откуда сокровище было взято, чтобы члены Приората Рэдае могли понять, что картина указывает на то «сокровище», которое ранее было спрятано в Рене-ле Шато. Действительно реакция самого Пуссена на первой картине доказывает, что он, будучи явно не последним членом Приората Рэдае, тем не менее знал где искать, но не знал что. Кроме того из этого следует , что документы Соньера, как более поздние, - это дополнение к картинам Пуссена, а не наоборот. Врядли д'Отпули стали бы перепрятывать свое сокровише в условиях постнаполеоновской Франции.
Если зная историческую обстановку того времени поставить себя на место Никола Пуссена, то можно понять довольно много. Ясно, что Никола Пуссен, посылая таким образом послание через века своим единомышленникам, естественно не хотел чтобы это послание мог расшифровать какой нибудь человек, пускай достаточно умный, но не принадлежащий к этому достаточно эзотерическому сообществу. Поэтому естественно, что ключ к «шифру» картины носит не только криптографический характер, но и символический, так что человек не имеющий доступа к высшей "сакральной" информации Приората Рэдае не может его разгадать в принципе. Ну и Бог с ним - зачем разгадывать чужие секреты? Я во всяком случае этим заниматься не намерен. Никола Пуссен может спать в своей Аркадии спокойно - мир праху его!
Tags: art, history, искусство, ложъ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments