August 16th, 2012

Bo

Единая теория поля в США 1

Как я уже писал первые 2 года после отъезда из СССР были наполнены такими невероятными событиями, что я до сих пор не могу поверить в то, что эти события действительно имели место быть. Правда тем кто остался, тоже мало не показалось, но они эти впечатления получали вместе, и это была история страны и человечества, а то, что происходило со мной в то время должно называться каким-то другим словом. Надо сказать, что у меня конечно немного поехала крыша (а может даже и не немного) – я помню как я просыпался в своей квартире в Нью-Йорке и на цыпочках крался к окну, надеясь что если я подкрадусь достаточно тихо и ни за что не задену, то за окном будет Москва.
Тем не менее именно в это время что-то все таки сдвинулось с мертвой точки и связано это было не с Физическим факультетом, а с лекциями по истории искусств в соседнем здании Tish School of Arts, на которые меня затащил приятель. Эти лекции мне напомнили то, что в детстве мне рассказывала о Платоне и Аристотеле бабушка с дореволюционным образованием. Надо сказать, что современная физика рассматривает процесс появления частиц как результат разделения внешним полем «виртуальных частиц» в физическом вакууме. А виртуальные частицы появляются и исчезают парами частица-античастица в силу принципа неопределенности – пожалуй наиболее фундаментального и философски заряженного утверждения квантовой механики. По принципу что если что-то может возникать и существовать, то оно обязательно возникает и существует. И это роднит квантовую теорию поля с религиозной философией, так как поднимает старый онтологический вопрос о творении в потенции, приобретающий вполне конкретный формулописательный смысл в применении к частицам - переносчикам ранее описанного градиентно-подроторного «калибровочного» поля, появляющегося для компенсации эффектов локального, то есть разного в разных точках, вращения волновой функции в фазовом пространстве.
Collapse )