November 10th, 2011

Bo

апокалипсис.

10 ноября 1982 года я должен был взять в 9 часов бумагу в лаборатории МЭИ на Никитских воротах и отвезти ее на Авиамоторную. Где-то в 11 часов я делал пересадку на станции метро "Кузнецкий мост" и обратил внимание на повышенное наличие молодых людей с надписью КГБ на лбу. Но они как-то стеснялись демонстрировать свой лоб, а уж то, что у них не было оружия, было почти очевидно. Я сразу понял, что кто-то умер - чай не в первый раз, не зря это время называлось пятилетка пышных похорон, - но расклад не меняется. Естественно я подумал на Щелокова, который как я уже тогда догадывался, не задолго до этого пошел ва-банк и проиграл вчистую Юрию Владимировичу поистине смертельный бой за власть над одной пятой части суши ( с учетом стран социалистического содружества). Ясно было, что ближайшее окружение Брежнева и вообще те, кто делали ставку на МВД и партаппарат, теперь как минимум перейдут к обороне и КГБ окончательно оттеснит КПСС от роли авангарда рабочего класа. В метро я попытался обдумать то, как эта гипотеза повлияет на войну в Афганистане, поскольку тогда это была единственная проблема, которая волновала советских людей не по детски и не с абстрактных позиций.
Collapse )
Bo

Умник (письмо к другу).

Я сейчас приболел и не могу провести нормальный интеренет поиск. Поэтому расскажу эту историю по памяти. Лет 15 назад я в библиотеке NYU листал какие-то то ли мемуары, то ли просто сборник интервью Генри Киссенджера, где наткнулся на главу под названием "Умник" (Nerd). В ней архитектор внешней политики США рассказывает о том, как в конце 60 х годов они научились перехватывать дипломатическую почту СССР (очевидно завербовали каких то шифровальщиков) и ее анализ привел их к выводу, что Громыко является просто запрограммированной дипломатической машиной. А на самом деле эту машину программирует какой-то человек, который является неформальным архитектором внешней политики СССР и в таком качестве постоянно переигрывает как ведомство господина Киссинджера, так и его самого лично. Проанализировав тексты, они составили психологический и лингвистический портрет этого человека, которого они условно назвали Умник (Nerd, но я подозреваю, что на самом деле они называли его Smart Ass). Они все сбились с ног и чуть не свихнулись, пытаясь вычислить этого Умника среди советников Громыко и ЦК, но не смогли найти ни одной хоть сколько-нибудь правдоподобной кандидатуры.
Collapse )