abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Category:

Единая теория поля в США - 4

Я был в Аду и там свои увидел лица
Застывший хоровод, фальшивый маскарад,
И записи наград, которым сам не рад,
Где боль небытия немереная длится
Никита Поленов

Первым крупным открытием 20 века в 1905 году стало осознание Эйнштейном того, что преобразования Лоренца и рассуждения Пуанкаре о соотношении свойств «эфира» и пространственно временных промежутков в относительных системах отсчета объясняются не динамикой, а кинематикой. Именно эта идея легла в основу Специальной Теории Относительности (СТО) и в дальнейшем привела человечество к осознанию того факта, что никаких априорных свойств пространства-времени не существует, что мир может быть устроен как угодно и изучать его надо со смирением, а не пытаться допрашивать природу и\или навязывать ей свои представления. СТО наверное была и наверное остается высшим проявлением такого важного компонента научного метода, как бритва Вильяма из Оккама, которая в течении Великого Индиктиона направлявла развитие науки. А наивысшим достижением и лебединой песней научного метода как такового стала гениальная простота Общей Теорий Относительности и головокружительная сингулярность в космологическом решении Александра Фридмана, заставившие человечество не только «объять необъятное» и окончательно осознать всю Вселенную как объект ничем не ограниченного познания, но и вспомнить о Творении Вселенной из ничего, описанной в Генезисе. И самым главным оказалась врзмодность осознать в научных терминах то, НАСКОЛЬКО ничего не было до Творения
Весь 20-й век продолжались попытки реанимировать предвечную материю и вместе с нею старый конфликт науки и религии, начавшийся с Четвертого Крестового Похода. Но когда Григорий Перельман в 2003 году опубликовал последнюю из своих статей, посвященных гипотезе Пуанкаре, стало ясно, что не только экстравагантные уравнения состояния вещества и\или отклонения от сферической симметрии не способны устранить сингулярность в начале времени, (как это было уже доказано в 80-е Стивеном Хокингом), но и любые мыслимые Вселенные будут обладать этим свойством. . Квантовая механика вынуждена была сойти с трона и примерить хрустальный башмачок на ножку научной золушки второй половины 20-го века – Общей Теории Относительности. И поэтому работа Гриши вскрыла нарыв самого тщательно скрываемого научного конфликта 20 века, открыв тем самым счет великим научным открытиям третьего тысячелетия с Рождества Христова. Но кроме того это открытие задало человечеству важнейшие морально–нравственные вопросы, будто вспышкой осветив самые дальние и темные углы в науке США, России и Китая, тем самым поставив точку в драме, которая началась в 1994 году( а может быть и на несколько дет раньше)

Я уже говорил о том как резко поменялась атмосфера в США в 1991 году. Что происходило в это время в СССР очень трудно обсуждать в виду непредставимого масштаба событий. Но нашлись люди, которые не только представили эти события, но и смогли принять единственно верные решения, которые из них вытекали. Тем не менее следующие несколько лет были наверное одним из самым низких моментом в истории не только России, но и США и всего человечества, хотя лично мне это стало ясно только в 94-ом году. Время наступило страшное, хотя у меня как раз все наладилось и я, подобно многим американцам, был полон надежд преуспеть на всемирном пепелище Я вел совершенно сумасшедшую жизнь: с 9 до часу преподавал физику и математику в различных колледжах, а в час дня переодевался в туалете и превращался в самую страшную оторву Пратт Института - Notorious Brodsky, прошу любить и жаловать.
Мне очень «повезло» так как необычность моего поступления в Пратте, привела к тому, что я должен был взять «English 101, 102,» - курсы, которые определяют облик американского образованного класса. Действительно именно на этих уроках американские достаточно наивные юноши получают основные мировоззренческие установки, подкрепленные гениальной англоязычной литературой. Человек без высшего философского образования просто не может оценить излщренность и эффективность индоктринации, которая обрушивается на него, а американские школьники воспитанные перерывами на рекламу могут только сидеть открыв рот и восхищаться культурными сокровищами Западной цивилизации от Шекспира и Фрейда до Джона Нэша и Кормака Маккарти. Но в том то и дело, что ни один человек с университетским образованием никогда не попадает на English 101- он либо должен взять English as a second language, либо сразу попадает на English 103. То, что произошло со мной это действительное уникальный случай, так я успел перевести транскрипцию диплома, но не успел предоставить описание гуманитарных предметов, которые преподавались на физтехе.. А уж представить ситуацию, когда English 101 будет изучать человек с опытом советского диамата, отполированного американской аспирантурой физфака NYU и Куранта,(а мое сидение в библиотеке с гуманитарной точки зрения вполне может сойти за аспирантуру), не мог никто. Между тем если США и Россия решат установить реальное сотрудничество, а не детант с пистолетом к кармане и кинжалом в руке, то именно эти уроки позволит мне стать уникальным переводчиком с одной ментальности на другую.
. И вот я, совершенно не понимая своего счастья, после отчаянного сопротивления, оказался за одной партой с 17 летними американскими подростками и стал вместе с ними раскрыв рот слушать практически своего ровесника, вьетнамского ветерана, капитана армии США в запасе, только что получившего полного профессора, о правилах стихосложения и o том, почему американцы всегда были гоод гайз, о «Потерянном Рае» Милтона и о роли корпорации РЭНД в холодной войне, «O всех красивых лошадях» Маккарти и о процессе « Армия vs Маккарти», о благополучии общества, обеспеченном лотерей ритуального убийства и о теории игр в .экономике. Последнее мне было особенно интересно, так как этот рассказ основывался на незаурядной с литературной точки зрения статье хорошей знакомой профессора Сильвии Назар о свежеиспеченном Нобелевском лауреате Джона Нэше, в судьбе которого роковую роль сыграл мой хороший знакомый Луис Ниренберг. Мог ли я себе представить что через несколько лет именно Сильвия Назар напишет о еще одном моем хорошем знакомом – Григории Перельмане, и что эта статья не только перевернет мой мир, но и заставит меня писать о нем. .

Я могу только догадываться о том, что заставило Григория Перельмана примерно в это время бросить весьма многообещающую университетскую карьеру в США и вернуться в Россию. Но слова Григория Перельмана, сказанные им в интервью Сльвии Назар где-то в 2006 году не позволяют сомневаться – он столкнулся с отталкивающе бесчестным поведением своих коллег в США. Причем он не мог столкнутся с этим после того как он покинул США, а те события, которые все таки произошло без него им самим охаратеризрваны как малозначительные. Логично предположить, что вызвавшие его возмушение события имели место быть в период с 1992 года по 1994, и следовательно не связаны с доказательством теоремы Пуанкаре. Даже если они его догнали в России - у американских ученых много друзей в РАН. В частности Перельман в интервью Сильвии Назар, говоря о Яу - знаменитом китайском математике, который утверждал, что это он и его ученики доказали теорему Пуанкаре, а Гриша Перельман только обозначил подходы к решению проблемы, - сказал , "Нельзя утверждать, что я возмущен его поведением. Есть люди, поступающие гораздо хуже его. Разумеется, существует масса более или менее честных математиков. Но практически все они - конформисты. Сами они честны, но они терпят тех, кто таковыми не являются". Причем то, как это изложено в оригинале у Сильвии Назар позволяет альтернативную интерпретацию: «Я не могу сказать, что я возмущен его поведением только потому, что другие ведут себя еще хуже». И из контекста статьи однозначно следует вторая интерпретация, хотя, зная Перельмана и его манеру выражаться на английском, да и из прямого значения сказанного следует скорее первая.
Как известно лучший способ понять написанное, это понять автора. Сильвия Назар согласно википедии (англ) родилась в Германии в 1947 году, причем матерью ее была немка, а отцом офицер ЦРУ узбек по национальности Руци Назар. Она закончила все тот же NYU, по специальности экономист и долгое время работала в нем под руководством Нобелевского лауреата по экономике Василия Васильевича Леонтьева, работы которого использовались не только для выбора целей стратегических бомбежек Германии, но и для построения послевоенной экономики и стратегии экономического давления на страны социалистического блока. Впоследствии она стала журналистом, специализирующемся на экономических вопросах, в том числе вела колонку в очень престижных и влиятельных изданиях, но широкою известность приобрела после того, как написала книгу «Прекрасный ум: жизнь математического гения и нобелевского лауреата Джона Нэша», герой который тоже был гениальным математиком, занимавшимся теорией игр и Римановой геометрией, очень близкой к тому чем занимался Перельман. Причем судя по всему писать книгу она начала сразу после того как Джон Нэш в 1994 году получил Нобелевскую премию по экономике за внедрение в нее методов теории игр. Пикантность ситуации состояла в том, что во времена Маккартизма именно за эту работу, подтверждавшую теорию прибавочной стоимости Маркса, он стал изгоем в МИТе, и чудом не был уволен. Надо знать, через что прошли люди нежданно- негаданно оказавшиеся объектом внимания комиссии по расследованию анти-американской деятельности, а Нэш то действительно разработал теорию, подтверждавшую Маркса!
Сполна вкусив горький хлеб случайных заработков он завербовался в корпорацию РЭНД, где его теория игр легла в основу стратегии холодной войны и методов шифрования. По неясным причинам проработал он там не долго и вернувшись из Калифорнии, он, продолжая числится в МИТе, начал работать в Принстоне и в Курантовском институте в тесном контакте с Луисом Ниренбергом и Питером Лаксом над эллиптическими уравнениями в частных производных – главным объектом интересовавших меня задач, которые еще в союзе были решены методом альтернативных параметров.
То что произошло дальше остается загадкой и мои партнеры по игре в стратиго предупредили меня, что спрашивать об этом Нэша, впрочем как и об эллиптических уравнениях категорически запрещено. Согласно легенде Сильвии Назар психика Нэша не выдержала, когда он, доказав теорему важную для решения 19 проблемы Гильберта, внезапно обнаружил, что эту теорему за несколько месяцев до него доказал итальянский математик Де Георгио. Параноидальная идея о том , что его обворовали, наложилась на воспоминания о преследованиях времен сенатора Маккарти и перемешались со сценариями холодной войны, в разработке которых он принимал участие. И математический гений оказался психиатрической лечебнице, в ситуации полета над гнездом кукушки. Причем первым, кто обратил внимание на странности в его поведении был как раз Луис Ниренберг.. Вскоре Джон Нэш освободился, но тут же сбежал в Европу и пытался там отказаться от американского гражданства и получить статус политического беженца. Но после того как несколько европейских стран ему отказали и он был экстрадирован в США, лечение продолжилось и включало инсулиновый шок и психофармакологию Слава Богу обошлось без лоботомии.
Трудно сказать, оказалось ли лечение успешным или болезнь отступила сама собой, но после 10 лет периодического пребывания в клиниках, Нэш начал приходить в себя и вернулся в Принстон, где в отсутствии медицинской помощи совсем поправился. И тут к нему пришло признание и он, подобно Перельману, стал получать все мыслимые и не мыслимые премии, как будто какие-то высшие силы решили вмешаться в его судьбу и попытаться компенсировать допущенную по отношению к нему несправедливость. В общем история получилась красивая и потребовала живописания мастером слова , которым и оказалась приятельница моего профессора English 101 (что лично мне объясняет очень многое) Сильвия Назар, а когда и этого оказалось недостаточно на помощь литературе пришел кинематограф Вам это ничего не напоминает? Должен отметить, что мои приятели с Вашингтон-сквер о Ниренберге и Сильвии Назар говорили с большим уважением, а вот фильм категорически отказались комментировать и только весьма выразительно сплевывали. Причем по всем остальным вопросам, предваряемым сплевыванием, они обычно высказывались достаточно откровенно.
Лично меня в этой истории по мимо всего прочего заинтересовали две вещи:
во первых то, что этим занимались люди, которые сразу после экранизации истории Джона Нэша занялись экранизацией историй, придуманных Дэном Брауном, а эта траектория детально совпала с тем, как изменялись мои интересы.
во вторых то, что не задолго до того как проявилась его болезнь Джон Нэш заинтересовался перепиской Эйнштейна и Гейзенберга 1925 года по вопросу физической интерпретации принципа неопределенности и волновой функции, и даже имел довольно нелицеприятное обсуждение этих вопросов в Робертом Оппенгеймером в 1957 году ( в связи с появлением формализма неабелевых полей Янга-Миллса ). Он вернулся к этому вопросу конце 80-х, когда появление электронной почты позволило ему восстановить старые контакты, из полного забвения вернуться к активной научной жизни и добиться признания своих старых работ. В частности он рассматривал его в своей Мадридской лекции в 1996 году ясно обозначив свое намеренье и дальше заниматься этим вопросом.

Надо сказать, что сходство судеб Джона Нэша и Григория Перельмана, совпадаюших вплоть до главных участников всех этих интриг, не должно заслонять и различия этих судеб, главным из которых было мужество Григория Перьмана и непоколебимость его моральных принципов, его нонконформизм, воспитанный принципиально другой цивилизацией – Исторической Россией, временно приявшей облик Советского Союза. Драма Григория Перельмана является одной из множества подобных драм, вместе составляющих драму Российской Науки в смутное время, и его победа – это победа всех, кто столкнулся с конформизмом западной науки, выкинувшей на помойку принципы научной солидарности и научной этики в проклятые 90-е. Будем надеяться, что американские ученые решили восстановить эти принципы не слишком поздно, поскольку без них рассчитывать на международную солидарность ученых в ходе предстоящей «перезагрузки» или, не дай Бог «перегрузки», отношений двух ядерных сверхдержав не приходится.
Моральная победа Григория Перльмана несомненно укоренена в системе физико математических олимпиад в СССР и организации Высшей школы и Академии наук. А вот его научная победа конечно началась там-же, но в значительной мере он обязан американским университетам, предоставляющим таким людям как Перельман оказаться в самом горниле современной науки и раскрыть свои таланты в ничем не ограниченном каждодневном общении с ведущими учеными мира.
И основу этой победы заложили в 1994 году два великих американских ученых - Ричард Гамильтон и в какой-то степени Шинтан Яу.
Tags: ЕТП
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments