?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воистину поразительно, как в наш век экстремального индидуализма с необыкновенной ясностью выявилось объективное, вытекающее из человеческой природы единство человеческого сознания. Действительно, существует удивительное методологическое сходство между теориями калибровочных полей в физике, изначально эксплуатирующими отсутствие естественного эталона сравнения у потенциала, современными экономическими теориями, обосновывающими благотворность для всего человечества отсутствия у доллара естественного объекта сравнения, и аналогичный методологический прием в теории искусства, получивший название культурбергства ("Cultureburg"), хотя правильнее его было бы назвать калибровочной инвариантностью художественной ценности. Согласно этой теории искусство тоже не имеет эталонных признаков и любой предмет может стать произведением искусства, будучи правильно апроприирован как художественный авангард в особом художественном пространстве. До недавнего времени с наибольшей остротой калибровочная инвариантность художественной ценности проявилась в писсуаре Марселя Дюшама , но сегодня пальма первенства явна перешла к тюремной апроприации трех художниц, сумевших настолько удачно выбрать место и время для преобразования его в художественное, что эта тюремная апроприация грозит перерасти в апроприацию геополитическую, если не апокалипсическую.

Очевидно развитие специализации всевозможных умствований достигло того уровня, когда стало невозможно скрывать их метафизическое единство. Но именно это и дает надежду, что теперь, когда диагноз поставлен, лекарство тоже отыщется и возможно уже отыскалось - это электронные библиотеки, естественным следствием которых является объединение знаний в единую систему и неизбежно возвращающих понятию ученый изначальное значение человека, обладающего способностью обобщать и понимать, а не запоминать и вычислять. Уже википедия, медленно, но верно превращаясь в инструмент научного познания, заставляет линковать и проверять цитаты, выявляя зачастую многовековые манипуляции, строя древо познания от идей античности к современной науке, вернее к тому, чем она была на взлете, всего 50 лет назад. И совсем не случайность то, что именной на изломе индиктиона появился человек, который сумел осознать все последствия исчерпанности не только Платоновской Республики но и развития науки на основе «естево-испытания» логикой опытных данных. Иоанн Кулиану, величайший мыслитель нашего времени, к сожалению до сих пор не известный в России предвидел не только геополитическую катастрофу, но и смерть от рук Усамы Бен Ладена фукуямства, тогда еще лежащего в колыбели, и объявление о чем-то двигающемся и крякающем как Хиггс. Я не знаю почему он решил рассказать все это случайному соседу на лавочке в Вашингтон сквере, но теперь я могу засвидетельствовать, что в тот момент когда СССР еще казался незыблемым, он сумел начертить настолько отчетливый образ будущего, что, вглядевшись, можно было различить встающую с колен Россию, Мюнхенскую речь Владимира Путина, Дмитрия Медведева, в темной рубашке на фоне эсминца, попытку либернацисткого переворота на Болоте, и даже ту роль, которую еще предстоит сыграть Армении в судьбе Сирии.

По причинам, которые я только теперь начинаю понимать, он ничего не сказал о проклятых девяностых, но зато он был очень точен в описании будущего науки, которое коснется лично меня - профессоров Гамильтона и Яу, слушающих доклад Перельмана, и Вашего покорного слугу, достающего пыльную, обгорелую тетрадь со шкафа. Именно его слова начали постепенно меня менять мое отношение к науке и искусству и заставили меня в критический момент принять поистине роковое решение. Причем мне уже тогда было ясно, что его предсказания не визионерство, а острый взгляд ученого, который увидел зародыши всех этих событий в окружающем нас тогда мире, также как проницательный человек несомненно мог увидеть зародыш кризиса постмодернизма еще в эпоху Возрождения, когда Галилео Галилей в первый раз сравнил науку с пыткой, а ученого с палачом, силой вырывающего у природы ответы на вопросы..
Иногда я думаю что именно внутренней необходимостью осознать этот факт и рассказать другим, и объясняется и поломка моей машины прямо напротив Пратт-института, и удар ей в зад какой-то Хонды, и даже мое отчаянье, когда я в шоке сидел на заднем сиденье и не мог вытереть кровьс лица. Ведь если бы отсутствовал хоть один из этих компонентов студенты Пратта никогда не отвели бы меня в деканат умыться, где я встретил толи проректора, толи декана, который на следующий день убедил меня написать заявление, а потом взял за руку и провел по всем офисам, заставив чиновников не только оформить все бумаги через несколько месяцев после того как прием заявлений закончился, но и восхищаться моей картиной, которую он специально для этого принес из дома. Той самой картиной, которуюон за 4 года до этого купил на первой выставке Арбатра в Москве. Причем когда все документы были оформлены, выяснилось, что необходимо заплатить какой-т взнос, кажется долларов 200, которых у меня просто не было.. И я, никогда не играя ни до ни после, пошел и в киоске на углу сыграл в моментальную лотерею. И выиграл, я уж не помню сколько, но помню, что после уплаты всех взносов и покупки учебников осталось сто долларов на проезд. Правда впоследствии выяснилось, что я уже несил в себе бомбу с часовым механизмом, и все, что говорил мне проректор о системе образования в США и отсутствии необходимости брать в долг, ко мне не относится. Но откуда ему было знать об этой бомбе, если даже я о ней не знал. Так что, возможно, не стоило играть в эту лотерею.
С другой стороны, не пойди я в Пратт, я бы никогда не узнал о том, что такое сакральная геометрия, и кто такой аббат Сюже, и почему его жизнь опровергает все доводы либералов ВШЭ, и каким образом деревянная скульптура инициировала советский атомный проект. Правда пока толку от этого для России немного, поскольку я сумел этими знаниями поделиться только с православные ирландцами в США. Конечно обидно, что современной России, которая когда то была страной великой культуры, сегодня судя по всему больше не нужна ни наука, ни искусство. Что и то и другое окончательно превратились в кормушки, от которых «естеблишированные корифеи» отгоняют конкурентов, а единственным критерием научной или художественной ценности является признание на Западе.
Совершенно случайно через несколько дней после начала занятий мне предложили преподавать в колледже почасовиком, что в сочетании с работой в Пратте создало финансовую основу этой совершенно безумной авантюры, которой не было, когда я на нее решался. Но больше всего меня поразило то, что отпреподовав свой первый класс, я вышел на улицу, закурил сигарету и нос к носу столкнулся с профессором Щукингом. С ним очевидно разговаривал профессор Ниренберг о моих математических амбициях и Шукинг предложил мне вернутся в аспирантуру NYU, причем уже не teaching assistant а research assistant, что вообще говоря означает статус на порядок более высокий, в том числе и с финансовой точки зрения. Это предложение, с учетом места и времени поразило меня словной звук трубы, и я открыл рот, чтобы с благодарностью согласиться, но какие-то обручи сжали мне горло, что-то пронеслось у меня перед глазами, будто какой-то фильм прокрутили, и по лицу профессора Щукинга я понял, что отказался.

Ну то, что происходило дальше не имеет прямого отношения к единой теории поля, хотя, как я уже отмечал, существует единство человеческого сознания и ментально-методологические процессы в разных областях знания удивительным образом коррелируют. Во время учебы я очень быстро сообразил, что российская акварель Ленинград по своему качеству значительно превосходит западную и попытался наладить торговлю ею в США (кстати у меня до сих пор есть несколько сот коробок). Для этого я связался со своими друзьями по высотным работам, и они мне сообщили , что Сережа Мнацаканян покончил жизнь самоубийством, но что перед смертью он мне передал тетрадку, которая как будто побывала на пожаре – обгорела и залита водой. Не могу Вам передать какое впечатление на меня произвела эта новость. Я наверное несколько недель просто приходил в себя. Страшнее всего мне показалось то, что он выпрыгнул с балкона квартиры, которую он после 15 лет в общежитиях все таки получил за неделю до самоубийства. И главное, готовясь к этому чудовищному поступку, он все таки повез на другой конец города эту треклятую тетрадку. Клянусь я ее просто возненавидел. Мне казалось, что если бы он ее не передал, то все бы обошлось. И почему я не попытался связаться с ним хотя бы на несколько месяцев раньше?
В общем решился я поехать за тетрадкой только в 2002 году, хотя неоднократно бывал в России до этого. Сама мысль разбираться в этих формулах была мне ненавистна, но внезапно мне пришло в голову, что я найду ней какое-нибудь письмо или записку от Сережи. И я решился. Никаких писем я конечно не нашел, но когда мне описали его поведение, то стало ясно, что никакой он не самоубийца, а что его попросту убили. Выкинули с балкона. И он, судя по всему, это предчувствовал. Я сначала думал, что это из-за квартиры, но впоследствии, поговорив с опытными людьми, пришел к выводу, что скорее всего он погиб «в связи с профессиональной деятельностью». Впрочем одно не исключает другое.
А работал Сережа в ЦНИИмаш и в Центре имени Хруничева, и занимался он расчетами надежности сверхсложных систем, например ракетных двигателей. О математике этих расчетов, под названием теория надежности, я не знаю практически ничего, кроме того, она как-то использует нелинейные уравнения и функциональные интегралы. Ну и что от нее напрямую зависят аварии на космических аппаратах (или их отсутствие). Те самые аварии серия которых недавно потрясла всю аэрокосмическую отрасль. Не нужна, видно, была теория надежности. Хотя тогда его работа была замечена руководством института и квартиру он получил именно в связи с тем, что добился выдающихся успехов на этом поприще. Жаль, что все этого обернулось смертью. И насколько я понимаю не только его смертью. Вот такие дела. Проклятые 90-е.
Я конечно нарушил данное себе слово и не выбросил эту тетрадь. Она долго валялась у меня дома на шкафу, в самом дальнем углу, куда я ее забросил. Но чем хуже ее было видно, тем яснее она стояла у меня перед глазами. Обманывая себя, я в очередной раз попытался восстановить свои результаты двадцатилетней давности по памяти и когда мне это в очередной раз не удалось, я не выдержал и, сгорая от любопытства, все таки залез на шкаф, чтобы окончательно убедиться, что и раньше мои расчеты были ошибочными. Они были правильными! А вот я оказывается, восстанавливая их, совершал одну и ту же ошибку.
Это была одна из тех ошибок, которые совершаешь автоматом, переписывая формулу из учебника один к одному, забывая, о том, что в физике каждая формула имеет свою область применимости, а граничные условия иногда имеют совсем другую область применимости, чем сами уравнения в частных производных. И тогда либо условия, либо уравнения должны быть модифицированы, особенно когда речь идет об асимптотической сшифке решений уравнений Эйнштейна имеющего сингулярность в пространстве с решением, имеющим сингулярность во времени. В связи с чем хочется отметить фундаментальное отличие уравнений Эйнштейна от линейных уравнений в частных производных:
Линейные уравнения решаются однозначно когда заданы граничные условия, но все известные решения уравнений Эйнштейна получены без учета граничных условий, не терпят граничных условий. И даже получив решение, трудно вообразить как это решение могло бы зависетьот граничных условий, даже если бы они были. Причем естественная граница уравнений Эйнштейна возникает из решения сама собой и называется горизонтом событий, при приближении к которой параметры пространственно временной метрики стремятся к бесконечности. Но именно поэтому задать граничные условия на горизонте событий совершенно невозможно. Якобы
Это имеет кардинальное значение для модельной задачи «Шварцшильд внутри Фридмана», так как нестационарное, сферически симметричное решение уравнений Эйнштейна с сингулярностью в центре координат и тензором энергии-импульса p(r,t)=ε(r,t)/3, соответствующим Вселенной, заполненной излучением,
является модельной задачей минимальной сложности, решаемой для накопления «интуиции», которая в свою очередь необходима для описания элементарной частицы как замкнутой электромагнитной волны движущейся по замкнутой траектории в собственном «гравитационом поле» или если хотите «микрочерной дыры». Любое упрощение этой задачи приводит к выкидыванию младенца вместе с водой, так как «Шварцшильд» необходим для описания результатов коллапса электромагитного излучения в собственном «гравитационном поле» или вернее метрике, а Фридман необходим для логически непротиворечивого рассмотрения квантовых флуктуаций плотности фотонного газа. Суть этой модели в следующем: есть Фридмановская вселенная заполненная фотонным газом. В ней постулируются некие квантовые флуктуации плотности фотонного газа, так что в пределе получается уравнение Дирака. Это позволяет рассчитать вероятность того, что плотность однй из этих флуктуаций окажется больше предела Шварцшильда и произойдет гравитационный коллапс. Обычный прием с разбиением единичного куба на осцилляторы в данной задаче приводит к логическому противоречию с целью модельной задачи, так как в самом неудобном месте возникает вопрос о редукции волнового пакета, связанный с тем, что гравитационный коллапс квантовой флуктуации плотности является типичным взаимодействием классического объекта (гравитации) с квантовым (статистическим ансамблем фотонов) и может считаться измерением. (Предполагается что до определенной плотности флуктуация мгновенно рассасывается, а после критической величины схлопывается в черную дыру и «фотоны не могут из нее вылететь» Принцип детального равновесия и испарение черных дыр может быть учтено, но не меняет полученных результатов, хотя и заставляет пересмотреть некоторые представления о «взаимодействии» внешнего и внутреннего решения.)
Считается, что аналитическое продолжение решений за горизонт событий не имеет физического смысла, так как зависимость внешнего решения Шварцшильда от внутреннего решения в максимально продолженном решении Шварцшильда противоречит закону причинности, но при этом забывают, что однозначность этого вывода имеет место быть только в случае непрерывной зависимости, а в случае квантовых прыжков этот вывод не столь очевиден. Между тем анализ решений «Шварцшильд внутри Фридмана» просто заставляет разделить решения на две группы в зависимости от аналога координат Крускала:
одно решение очевидно и состоит из двух вселенных – внешней и внутренней, а вот второе решение принципиально отличается от первого и представляет собой бесконечную систему идентичных вселенных, вложенных одна в другую, подобно матрешкам, когда внутренний Шварцшильд оказывается Фридманом, содержащим другую черную дыру засасывающую фотонный газ, внутри которой находится другой Фридман. И так до бесконечности. Причем первое решение было получено с помощью второг, а не наоборот, и если где то я допустил ошибку, то именно там. Особую остроту этим размышлениям придает их связь с вопросом о гравитационном дефекте массы и о том, является ли гравитация полем или геометрией, причем первый вариант ответа приводят к неразрешимым математическим и философским противоречиям Действительно если гравитация является полем, а не геометрией, то необходимо рассмотреть вопрос о вкладе гравитации в тензор энергии-импульса и соответственно о самодействии гравитационного поля. А между тем попытки построить лагранжиан для гравитационного поля встречают непреодолимые трудности, так как соответствующая «гравитационная энергия» .не поддается локализации.
Особо необходимо отметить, что как одна так и вторая задача являются модельными и сами по себе никакого отношения к квантовой гравитации не имеют. Но во первых эти задачи представляют собой довольно значительный интерес сами по себе, а во вторых в них более или менее равноправно вступают во взаимодействие такие бесспорные субъекты теоретической физики как электромагнетизм Максвелла, гравитация Эйнштейна и старая квантовая механика Планка-Бора. Последнее особенно важно, поскольку, как будет показано ниже, базовые концепции релятивисткой квантовой механики и само понятие о волновой функции в неявном виде несут предположения, заведомо неприменимые для условий, когда гравитация, электричество и квантовые эффекты становятся равнозначными. Тем не менее если решение было правильным, то результаты заставляют существенно пересмотреть исходные предположения не только квантовой гравитации, но квантовой механики как таковой. С моей точки зрения без решения этих задач невозможно даже правильно поставить вопрос о взаимодействии ОТО и квантовой механики, а попытки найти правильный ответ на неправильно заданный вопрос как правило приводят к результатам которые мы и наблюдаем сегодня в СМИ.

Надо сказать, что когда я в 2003 году сидел на Бабушкинской и разбирал эту тетрадь, я начал понимать, почему никто на захотел в ней разбираться в году 80-м. Тогда я конечно не мог себе представить, что теоретическая физика имеет колоссальное политическое значение и что мои научные амбиции вступили в противоречие с чисто политическими амбициями весьма могущественных людей, для которых научные достижения являлись доказательством правомерности амбиций национальных и даже геополитических. Между тем для них самое важное и самое опасное в науке вообще, но особенно в физике, это не атомная бомба, секрет которой можно и украсть, а те изменения в мировоззрении которая она производит. И в этом смысле мало что изменилось со времен кардинала Беллармино, а если что-то и изменилось, то не в лучшую сторону. В частности с тех пор достижения науки стали доказательством не только успешности государств, но и их права на существование. А вмести с ними и права на существование граждан этих государств. Наука стала инструментом и объектом идеологической войны, причем я не имею в виду слухи о павильённости полетов на Луну, но мне, как бывшему ракетчику, еще в 80-х был ясен пропагандистский характер не только проекта СОИ, что естественно, но и проекта «Космический челнок», что совсем не столь очевидно. Да и полет на Луну был поставлен под сомнение именно потому, что как пропагандистко-политический он действительно был подстрахован павильонными съемками – достаточно вспомнить развевающиеся на Луне флаги. В науке неудача – тоже результат, зачастую весьма плодотворный, а в политике это смерть политического субъекта. Именно поэтому сейчас признать, что КХД, Фейнмановские диаграммы и Стандартная Теория вышли за рамки своей применимости, политический проект «только в демократических странах может развиваться наука», увы, не может. Увы увы увы.. Особенно если вспомнить, что калибровочные теории поля изначально стала не только доказательством интеллектуального превосходства «свободного мира», но и прекрасным средством деморализации противоположенной научной традиции. Противоположенной в геополитическом смысле слова.
Кстати вынужден вернуться к уже рассмотренной теме борьбы за кафедру теоретической физики в МГУ. Иронии судьбы состоит в том, что в силу специфики борьбы между Власовцами и Таммовцами, традиции русской, советской школы физики, основы которой заложили Иоффе, Фридман, Крутков, Капица и Семенов, отстаивали последователи Тамма, а «патриотический русский клан», состоявший в основном из последователей Власова и Боголюбова, внес выдающийся вклад не только в развитие метода перенормировок, но и, как следствие этого, в американизацию советской науки. Последствия этой коммунально-кухонной свары вышли далеко за рамки МГУ и привели к разрыву научной традиции как раз в тот момент когда физика во всем мире должна была приспособится к свое новой геополитической роли и вниманию правительств сверхдержав, вступивших в смертельную схватку за абсолютную власть над миром. А как известно испытание медными трубами самое тяжелое из всех.
Особенно тяжело на этих событиях отразилась борьба за авторские права на атомную бомбу. Не секрет, что большАя часть ученых, работавших над советской атомной бомбой, да и разведчики добывавшие американские атомные секреты были евреями, что естественно если учесть, что тогда евреи именно в СССР видели спасителя от крематориев Гиммлера, а риторика Гарримана и сенатора Маккарти вызывала у них вполне определенные ассоциации. Не будет преувеличением сказать, что без помощи мирового еврейства СССР не успел бы ликвидировать ядерную монополию США за те несколько лет когда количество бомб у США не могло гарантировать им победу. Но дело врачей разрушило эту дружбу и СССР оказался без ядерной разведки, Сталин оказался без медицинской помощи, а Берия оказался гнусным насильником, который вместо того чтобы неустанно заниматься курированием МВД, МГБ, атомного, ракетного и других проектов, совершенно забросил свои обязанности, включая членство в Политбюро и зампредство в Совете Министров, и посвятил себя гедонизму и эротике..
Когда дым рассеялся и стали видны последствия письма Лидии Тимощук, то выяснилось что новое руководство страны так благодарно за слойку, что в порядке исключения решило наградить настоящих виновников происшествия на Семипалатинском полигоне, несмотря на их связь с насильником и педофилом, котролировавшим Спецкомитет №1. В результате Кафтановская зачистка физфаков от идеалистов не состоялась, таммовцы с капициантами добились для физтеха вольной от МГУ, да и сам физфак МГУ в 1954 году был на какое то время замирен. Война перешла в режим ботиночной вендетты кошек и возобновилась только когда ректором МГУ стал убежденный противник Эйнштейна и ОТО Анато́лий Алексе́евич Логуно́в. Надо сказать, что Анато́лий Алексе́евич, как выходец из Объединенного Института Ядерных Исследований в Дубне, имел прочные связи как с Боголюбовцами, так и с руководством Курчатника, для которого легкая корректировка истории науки была насущной необходимостью. И вот эта «новая могучая кучка», которую безумно раздражали фамилии своих предшественников, воспользовалась операцией прикрытия для тех людей, которые инициировали советскую атомную и термоядерную программы под названием «письмо Флерова и письмо Лаврентьева», но использовали их не по назначению, а как решающий довод королей в этой войне, сумевшей пережить Советский Союз. Противник за 20 лет до этого отбившийся от врагов атомной и термоядерными бомбами, в беспорядке отступил в теоротдел ФИАНА и ИКИ, где их настигли Басов и Сагдеев, ин ачал перебрасывать пехоту в Массачусетский Кембридж и Брукхейвен. В результате в СССР ОТО как часть научного наследия Эйнштейна выжило только как математический объект в астрофизике и в дифференциальной геометрии
И советская физика не выдержала и распалась на два враждующих лагеря, для которых победа над противником стала абсолютным приоритетом и даже ученые других стран стали рассматриваться как союзники или противники в этой борьбе. И первой жертвой этой войны стал научный метод, а физика из способа познания законов природы или как говорят американцы «a way to read the mind of God» стала превращаться в способ продемонстрировать свою квалификацию и принизить квалификацию оппонента. При этом очевидно, что советская наука даже с учетом того, что она тогда только что нанесла сокрушительное поражение своим заокеанским коллегам, не могла соперничать в научной авторитетности с институтом Резерфорда и Кавендишской лабораторией, с Гарвардом, МИТ, Беркли и Колумбийским университетом. И борьба за квалификационноспособность в пртивовес заслугоспособности в России не могла не подорвать авторитет советской науки как целого Особенно если учесть что английские ученые имели за спиной как минимум 800 летнюю университетскую традицию, а американская научная авторитетность была подперта сверхмощным пропагандистским аппаратом и соответствующими зарплатами профессоров. В сочетании с академическими свободами.
Эх товарищи ученые, доценты с кандидатами, если бы вы знали каким образом и почему приобрели известность такие художники как Роберт Раушенберг, Рой Лихтенштейн и Джаспер Джонс, вы бы значительно лучше понимали перспективность научных достижений профессоров Янга, Гелл-Манна и Вайнберга. Тем более что занимались этим одни и те же люди. Но что вам до Лео Кастелли, хотя у вас в академ-городках тогда была мода на фронду, джаз и Вознесенского, и вы с удовольствие покровительствовали будущим хозяевам жизни - лирикам, даже не пытаясь что либо о них узнать.
А между тем именно тогда советская физика сначала перестала быть надеждой человечества, а потом даже средством удовлетворения любопытства за государственный счет. А стала она, бедная, способом опубликоваться, защититься, опубликоваться, опять защититься, съездить в загранку, избраться, получить персональную пенсию и наконец вершина - место на Новодевичьем кладбище. Естественно на этом процесс не остановился. Разрыв традиции вышел далеко за рамки собственно науки, и приобрел морально-нравственный характер. Да, наверное Власов был профессиональнее Тамма, Иваненков был и талантливее и наверняка он был более аккуратным ученым и человеком, а эрудиция, талант и острота ума Боголюбова были вне конкуренции, но научное воображение и нравственная традиция русской науки была за спиной у Тамма. Общеизвестна история о том, как Тамм принимал экзамены у Сахарова по ОТО и поставил ему тройку, а ночью сообразил, что Сахаров был прав, а он нет (Кстати весьма символично, что экзамен был именно по ОТО). Боголюбов никогда бы не допустил такой ошибки, он бы поставил Сахарову пятерку сразу, но он бы и не стал вытаскивать обиженного им студента в академики - достаточно посмотреть список его учеников и сравнить его со списком учеников Тамма. Да и таких лаборантов как Зельдович Дубна бы не стала выкупать у Черноголовки за вакуумный насос.
Я признаю что в теоротделе ФИАНА была куча проблем - от семейственности и непотизма до, чего уж там греха таить, космополитизма, но чего там никогда не было так это национализма, как в одну, так и в другую сторону. И если Игорь Евгеньевич или Виталий Лазаревич видели талантливого студента, они делали все, что было в их силах, для того что бы этого студента вытащить, наплевав на все привходящие обстоятельства. Они считал это своим долгом. А уж представить, чтобы они стали бы подписываться под идеями своих учеников, я совершенно не могу. И так же делали все остальные корифеи теоротдела. Причем у меня создалось впечатление, что этот гм… стиль передавался по наследству тем, кто начинал свою карьеру в теоротделе уже в мое время, и даже что он сохранялся при попадании в другую научную среду, построенную на других принципах. Не у всех конечно, но тенденция такая была. Люди опасались, что в теорртделе узнают. Я к сожалению не сталкивался сам с Игорем Евгеньевичем, но я несколько лет проработал вместе с капитаном советской гималайской экспедиции, которой руководил его сын, и неоднократно сталкивался с его учениками. И я не мог не заметить тот отпечаток, который он наложил на них на всех, так что мне иногда кажется что я знал его много лет.
Тем не менее я допускаю, что мои представления о таммовцах поверхностны и наивны, но зато с выпускниками физфака я пообщался очень плотно несколько раз и в совершенно различных ситуациях. В том числе висел с ними на веревках. При этом я подразумеваю, что физфак МГУ как научная школа был все таки сформирован последователями Власова и Иваненко. Более того как студент- дипломник такого человека как В.В Струминский, вступивший с ним в открытый конфликт и победивший в этом конфликте исключительно в силу своей полной отмороженности, я могу засвидетельствовать, что в представляемой им научной традиции (смесь Физфака и ЦАГи) научная дедовщина и подпись руководителя под всеми работами руководимых были само собой разумеющимся правилом, но на фоне всего остального гавноедства не выглядели слишком ужасно. Впрочем это было характерно для всей советской науки того времени( и не только советской) и в этом смысле физтехи были уже не лучше, а может быть даже и хуже физфаков.
На самом деле у каждой научной школы была своя человеческая специфика и впоследствии, сравнивая свои впечатления, я могу сказать, что физфаковцы оказались лучше других приспособлены к научной карьере в США. В частности они с полным пониманием относятся к принципам научной конкуренции, когда главным аргументом в научном споре становится лишение оппонента возможности работать. Финансовой возможности. И вообще у них лучше морально-адаптивная подготовка к англо-саксонской системе, или вернее к той системе, которая появилась и заполнила собой все в США и в Европе после 1991 года,. И только отдельные островки старых научных школ до сих пор создают иллюзию научной жизни, основанной на других принципах. Причем как правило в США эти островки связаны с учеными-эмигрантами из Германии и чем-то напоминает теоротдел ФИАНА и сухумский Физтех. В рамках этой традиции считается совершенно нормальным, когда студент первокурсник приходит к профессору и начинает ему что-то излагать и тот внимательно его слушает и, в том случае если его предложения представляют интерес, начинает совершенно бескорыстно добиваться для этого студента каких-то преимуществ и особо благоприятных условий для работы. Причем как преподаватель физики почасовик и одновременно студент художественного вуза я наблюдал такие отношения учитель-ученик в различных университетах, и не только в физике, и не только по отношению к себе.
Такое выявление талантов считается частью работы университетского преподавателя, причем чуть ли не самой главной, и является реликтом другой системы образования, которая восходит к гимназической системе и классическому образованию и воспитывала в первую очередь члена общества, а уже потом специалиста.
Правда, говорят, что в самой Германии эта традиция была полностью истреблена, и сегодня ее пытаются восстановить эмигрантами из России. А в США она, очевидно, была недостаточно укоренена и после того как по ней сначала проехался маккартизм, а потом паровой каток 1991 года – это явление еще не получило своего исторического названия, - ее можно считать несуществующей. Что очень печально, так как России и США, даже если последние решат, что слово reset переводится на русский язык как перезагрузка, а не перегрузка, в силу этой причины больше не могут рассчитывать на культурное и научное сотрудничество как средство разрядки международной напряженности – в университетах вся естественно-научная профессура являются специалистами «в разжигании» холодной войны и в наложении контрибуций на поверженного противника, а гуманитарии и слависты в научном обосновании самой безудержной смердяковщины. И даже придание огласке дела Перельмана Нью-Йоркером наводит на мысль не о покаянии, а скорее о попытке перевести стрелки на Китай вполне в духе Генри Киссинджера. И как следствие этого не в состоянии изменить создавшееся печальное положение дел.
С другой стороны известие о решимости Камерона снять фильм о гениальном русском математике по фамилии Перельман доказывает, что изменить это положение пытаются очень влиятельные силы, а согласие Перельмана сняться в этом фильме доказывает, что та часть американской научной элиты, с которой он переписывается, сумела его убедить, что положение уже не столь безнадежно и рассказ о том, что происходит может реально улучшить положение. Но степень влиятельности этих людей остается неизвестной, так же как их способность осознать всю глубину проблемы, зато решимость противоположенной стороны не вызывает сомнений так же как их способность противодействовать этим планам – для этого им достаточно подбросить деньжат ученым в России, которые сумеют достаточно громко заявить, что русских математиков по фамилии Перельман не бывает. Особенно если учесть, что самый гениальный Российский физик 20-го века, последователь Эйнштейна по фамилии Фридман (кстати наполовину чех) до сих пор не слишком заметен в Пантеоне славы Российской науки.

Не могу сказать что все эти мысли пронеслись у меня в голове, когда я убедился что мои расчеты времен учебы на физтехе оказались правильными. Но что такое пронеслось. Мой опыт вполне ясно обрисовал мне мои перспективы если я попытаюсь опубликовать эти результаты. Послать в журнал, и нехай саранча обожрется? Выбросить все нафиг, формУлы забыть, а тетрадку сжечь? А как же Сережа, который вез ее на другой конец города? Я три раза все перепроверил, но все было бесполезно. В тот момент я так хорошо представлял себе ход решения, что мог в одну секунду окинуть его сначала до конца и увидеть мельчайшие подробности. Можно было и не перепроверять. Я был очень разочарован и совершенно не знал, что мне делать со своими талантами, которые я давным давно спустил сами знаете куда. Дааа, дела… Я высунулся в окно и закурил. Впервые после уезда из СССР я заработал хорошие деньги, у меня появилась надежда на семью, Саваатеич только что умудрился всучить Людмиле Путиной и Лоре Буш мое письмо об электронных библиотеках, в США мне пообещал аудиенцию сам Биллингтон, жизнь как-то налаживалась, и тут такое….Честно говоря хотелось только одного – выпить и дать кому-нибудь в морду. Нет, конечно в глубине душе я был очень даже горд собой и мысль о всяких премиях приходила мне в голову, но когда я представлял себе какой это адский труд привести в порядок эту тетрадку, особенно с учетом того насколько я дисквалифицировался за это время, и какую награду я получу за этот труд, мне действительно хотелось эту тетрадку сжечь, потом собрать пепел и сжечь пепел еще раз. В общем я таки выпил остатки текилы без всяких там лимонов и солей, из горлА, зажег трясущимися руками спичку и, выкурив еще пару сигарет, пошел спать.
Наутро я уже был в состоянии более здраво оценить ситуацию. Восстанавливать тетрадку конечно было нельзя, держать ее дома было равносильно хранению бутылки водки у зашившегося алкоголика, а раскармливать саранчу вредно и антиэкологично. Спокойно все обдумав, я провел инвентаризацию содержания тетрадки и попытался здраво оценить те идеи, которые более или менее попадали в струю мейнстримной науки и которые можно было сделать более или менее презентабельными не затрачивая слишком много труда. После чего отвез ее туда откуда взял, от греха подальше. Из презентабельных идей самой эффективной, в смысле соотношения результат/усилия, оказалось нечто вроде общей теории нелинейных уравнений в частных производных, которую я придумал как метод решения нелинейных уравнений, в том числе уравнений Эйнштейна. Изначально это был инструмент для объяснения применимости принципа минимума Штеенбека, в том числе для моделирования теплового пробоя пограничного слоя МГД-генератора.( ну и еще некоторых устройств, за успешную разработку которых Фортов стал председателем ГКНТ) Этот метод я назвал «Метод альтернативных параметров», и причесал в самом простейшем варианте за 3 дня, из которых день ушел на освоение Derive,(эх, если бы в 79 году у меня был доступ к персональному компьютеру с Derivом). Но теперь Derive у меня был и после нескольких пробных применений этого метода буквально сходу выяснилось, что он имеет самое прямое отношение как к проблеме странных аттракторов и математического хаоса, о чем я давно подозревал, так и к самой главной модельной задаче квантовой теории поля. И я набрал номер телефона и попросил аудиенцию у своего физтеховского профессора, любимого ученика Ландау и одного из самых сильных физиков-теоретиков СССР и России. .
А в это время Григорий Перельман закончил свою самую главную работу и приготовился послать ее последннюю часть в архивдоторг.

Tags:

Comments

( 51 comments — Leave a comment )
livejournal
Sep. 10th, 2012 06:03 am (UTC)
Теоретическое
User snowman_fedya referenced to your post from Теоретическое saying: [...] перерасти в апроприацию геополитическую, если не метафизическую или даже апокалипсическую." отсюда [...]
abrod
Sep. 10th, 2012 07:01 am (UTC)
Re: Теоретическое
Вы перепостили бракованный пост, который не прошел. Извините. Рекомендую перепостить опять.
shaitan_bashka
Sep. 10th, 2012 07:49 am (UTC)
Захватывающе. Когда продолжение?
wadimarkelow
Sep. 10th, 2012 08:00 am (UTC)
Берия обесценивает вашу работу, как то мелко, неправда и не к месту.
abrod
Sep. 10th, 2012 08:27 am (UTC)
Я с удовольствием поправлю если пойму, что Вы имеете в виду.
wadimarkelow
Sep. 10th, 2012 08:49 am (UTC)
Ну хотя бы, что делом врачей, космополитизмом, занимался Игнатьев, скорее всего человек Хрущёва..
http://ru.wikipedia.org/wiki/Игнатьев,_Семён_Денисович

Берия, занимался в это время атомным проектом и ракетами.
abrod
Sep. 10th, 2012 09:10 am (UTC)
Неужели непонятно что я пишу с иронией? Издеваюсь над Хоущовской липой. Я знал Серго.
http://abrod.livejournal.com/42868.html
Делом врачей много кто занимался. Для начала их было два. (Вернее 3 но это сложно) Второе раскручива Рюмин. А руководил на промежуточном уровне всей этой бодягой http://ru.wikipedia.org/wiki/Патоличев,_Николай_Семёнович
wadimarkelow
Sep. 10th, 2012 09:22 am (UTC)
Патоличев?!! А где можно об этом прочитать? Это было бы во многом ключом, так как я считаю Патоличева ключевой фигурой во всём после сталинском раскладе.
denis_poltavets
Sep. 10th, 2012 11:06 am (UTC)
Хочется написать конспирологический детектив с элементами мистики. И, конечно, эротики :) Жду продолжения!!!
globalist_ru
Sep. 10th, 2012 12:30 pm (UTC)
Кошмар какой!
Хотелось бы попросить автора отделить науку от шизы. А то, вроде и хочется понять автора, но обилие не относящейся к космологии бодяги делает это практически невозможным.
abrod
Sep. 10th, 2012 12:37 pm (UTC)
А то что так все и было Вы представить себе не можете?
(no subject) - globalist_ru - Sep. 10th, 2012 01:12 pm (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 10th, 2012 01:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - globalist_ru - Sep. 10th, 2012 03:13 pm (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 10th, 2012 03:18 pm (UTC) - Expand
(no subject) - globalist_ru - Sep. 10th, 2012 03:58 pm (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 10th, 2012 04:18 pm (UTC) - Expand
(no subject) - globalist_ru - Sep. 10th, 2012 06:40 pm (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 10th, 2012 08:00 pm (UTC) - Expand
(no subject) - dharmareload - Aug. 17th, 2013 06:05 am (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Aug. 17th, 2013 06:34 am (UTC) - Expand
(no subject) - dharmareload - Aug. 17th, 2013 07:40 pm (UTC) - Expand
jkl_jkl
Sep. 10th, 2012 03:42 pm (UTC)
Первая в мире водородная бомба —
советская РДС-6 была взорвана 12 августа 1953 года на полигоне в Семипалатинске.

Советская 50-мегатонная «царь-бомба» - «кузькина мать» была действительно взорвана на полигоне архипелага Новая Земля, но (!) 30 октября 1961 года, и Берия был здесь, ну, совершенно ни при чём, так же как и физфак МГУ образца 1954 года.

Edited at 2012-09-10 03:44 pm (UTC)
abrod
Sep. 10th, 2012 04:12 pm (UTC)
Re: Первая в мире водородная бомба —
Действительно, совсем я чего-то. Уж больно хорошо звучит - кузькина мать. И писал в 5 утра.Спасибо
СемипАлатинск - jkl_jkl - Sep. 10th, 2012 04:16 pm (UTC) - Expand
livejournal
Sep. 10th, 2012 06:21 pm (UTC)
Рефлексируй и распространяй
User belursus referenced to your post from Рефлексируй и распространяй saying: [...] рефлексии. Для начала, как говорил Штирлиц, информация к размышлению: Единая теория поля в США - 3 [...]
dm_kalashnikov
Sep. 11th, 2012 11:30 am (UTC)
Спасибо, интересно. Но насчёт Берии всё сложнее.

Кстати, Вы же еврей?
abrod
Sep. 11th, 2012 02:07 pm (UTC)
Почему кстати?
(no subject) - dm_kalashnikov - Sep. 11th, 2012 02:11 pm (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 11th, 2012 02:23 pm (UTC) - Expand
(no subject) - socio_logic - Sep. 11th, 2012 05:39 pm (UTC) - Expand
(no subject) - dm_kalashnikov - Sep. 12th, 2012 02:02 am (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 12th, 2012 03:34 am (UTC) - Expand
(no subject) - dm_kalashnikov - Sep. 12th, 2012 03:36 am (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 12th, 2012 03:38 am (UTC) - Expand
(no subject) - socio_logic - Sep. 12th, 2012 06:30 am (UTC) - Expand
(no subject) - abrod - Sep. 12th, 2012 06:34 am (UTC) - Expand
(no subject) - dm_kalashnikov - Sep. 12th, 2012 10:26 am (UTC) - Expand
(no subject) - socio_logic - Sep. 12th, 2012 10:35 am (UTC) - Expand
вы, похоже, немец - jkl_jkl - Sep. 12th, 2012 10:19 am (UTC) - Expand
Re: вы, похоже, немец - dm_kalashnikov - Sep. 12th, 2012 10:25 am (UTC) - Expand
вы написали: - jkl_jkl - Sep. 12th, 2012 10:57 am (UTC) - Expand
(Anonymous)
Sep. 12th, 2012 08:09 pm (UTC)
Камерон
Успех первого "интервью" вскружил голову
А.Забродскому. Все бодро перепечатали это
вранье из КП. Прошел год, журналист решил закрепить успех.
abrod
Sep. 12th, 2012 08:32 pm (UTC)
Re: Камерон
Это Вы о чем?
Re: Камерон - (Anonymous) - Sep. 14th, 2012 04:01 pm (UTC) - Expand
Re: Камерон - abrod - Sep. 14th, 2012 04:09 pm (UTC) - Expand
john_archer
Sep. 13th, 2012 07:02 am (UTC)
Происхождение электронных библиотек
Фонды библиотек формируются из даров книжной палаты, и т.д. Оцифровка новых поступлений не ведётся + они не предоставляются сразу в электронном виде.

Читатели не могут цифровать книги и передавать их электронные копии в библиотеки сами, т.к. это нарушение авторских прав. У библиотек на это нет ресурсов.

Откуда же возьмутся цифровые библиотеки?

Edited at 2012-09-13 07:02 am (UTC)
abrod
Sep. 13th, 2012 07:36 am (UTC)
Re: Происхождение электронных библиотек
Да в них нет потребности. Элетронные библиотеки нужны для развития науки, настояшей науки. А она сейчас никому не нужна, обходятся симулякрами науки и симулякрами библиотек. Так что я буду навязывать людям, то что им не нужно?Тем более что я моя технология устарела поскольку сканеры стали другие. Единственное что я могу сделать это использовать накопленный опыт для экспериментирования с новыми сканерами для определения тех моделей, которые могут дать эффективность. А общие соображения я могу отдельным постом опубликовать. А вот информационную теорию электронных библиотек я могу опубликовать в каком нибудб профильном журнале, если Вы мне можете гарантировать что ее у меня там ее просто не сопрут.
( 51 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner