abrod (abrod) wrote,
abrod
abrod

Categories:

Два листа капусты, содранных с кочана

Этот пост является продолжением "И еще немного о Босхе." и "Мостик между Босхом и Тенирсом".

Начну я все же с кочерыжки, укушу разок просто так, чтобы мои читатели не забывали, что качан это качан, а не набор капустных листьев. Им и убить можно, если метнуть посильнее.
Прежде всего, мои дорогие, вы должны понять, что любая картина таких художников как Босх или Питер Брейгель старший это целый мир и не надо живых существ, которых Вы там видите называть монстрами - они этого не любят и начнут в ответ путать ваши мысли и вы ничего не поймете.

Считать Босха наркоманом или сумасшедшим тоже не стоит - вряд ли при таком подходе вы наладите контакт с художником. который живет в своих картинах. Более того это относится также и к Тернису и к Яну Брейгелю старшему.

Итак, что касается Босха, то композиционным центром картины является маленькое распятие, и чем оно меньше, тем больше его смысловая нагрузка. Это распятие стоит у входа на мост через реку, которая течет не только чрез всю картину Босха, но и через пещеру в мире Яна Брейгеля Старшего. Причем Святой Антоний на картине Яна Брейгеля обладает явным портретным сходством со святым Атонием на левой картине Тенирса. Таким образом картина Брейгеля действительно является мостом, смысловым мостом: с картиной Босха ее соединяет река, а с картиной Терниса пещера и реальный человек, послуживший моделью для Святого Антония.

Возвращаясь к Босху первое предположение, которое должно быть сделано по поводу этой реки, текущий на всех картинах Босха рядом со святым Антонием, это что это Стикс - река, отделяющая царство живых от царства мертвых. Причем во времена Босха увлечение греческой мифологией было повсеместным (достаточно вспомнить Сады Медичи и Платоновскую Академию) и попытки ее встроить в христианство не всегда были злонамеренными. Часть таких попыток проходила в духе трудов Святого Василия Великого, посвященных секуляризации античной культуры и создавшего для этого первые музеи греческой скульптуры в Римких банях. В частности миф о Стиксе не противоречит христианству, если вспомнить, что Рай не существовал до миссии Христа, и все царство мертвых было адом. Но в результате спасительной миссии Христа возник Рай и роль реки Стикс изменилась, и это отражено в картине Босха в образе моста через реку Стикс, вход на который открывает распятый Христос, а рядом стоит некто, очень похожий на Святого Петра.

Эта же река на картине Брейгеля протекает в пещере, которая является вполне конкретной пещерой, присутствующей на множестве других картин Яна Брейгеля-старшего под именем Грот, но то, что в разных отверстиях этого Грота видно разное время суток, заставляет предположить, что эта пещера является пещерой не только фактической, но и исторической, а также аллегорией некоей пещеры, что немедленно отсылает нас к Аллегории Пещеры Платона. Кроме того существует Аллегория Пещеры в жизнеописании Святого Патрика, которая конечно связана с Аллегорией Пещеры Платона, но играет самостоятельную и даже ключевую роль в истории Христианизации Западной Европы. И именно это отсылает все три картины к истории Меровингов, но это уже не входит в два капустных листа, так сначала вы мои дорогие читатели должны узнать, что западной искусство начиная с Джотто имеет три уровня: конкретный (фактический), исторический и аллегорический, - а Православное искусство имеет еще и символический уровень. Но для рассказа о том как, Джотто потерял один из уровней не только искусства, но и сознания требуется сначала рассказать о том, что синхронизаторами Западной Европы были ирландцы, а не римляне и не франки, и это сыграло колоссальную роль как в узурпации власти Каролингами, так и в том что Меровинги не были уничтожены ими все до единого. И вместе с ними ( в том числе вместе с женой Босха) уцелело и символическое мышление, яркой иллюстрацией которого является Искушение Святого Антония Босха.

Зато возвращаясь к аллегории пещеры на картине Питера Брейгеля мы видим, что человек на картинах Брейгеля и Терниса одного и того же возраста, несмотря на то, что картина Брейгеля написана в 1604 году, а картина Терниса в 1640-1645. Следовательно Тернис в этой картине сделал ссылку на картину отца своей жены в том смысле, что часть послания находится на картине Брейгеля, в том числе и то что пещера, в которой сидит Святой Антоний на картине Трениса является пещерой аллегорической, и все эти странные существа, окружающие Святого Антония, кроме музыканта, играющего на дудочке ноздрей, подтверждают эту точку зрения. Тренис много раз писал искушение Святого Антония и эту пещеру на конкретном и историческом уровне, неизменно воспроизводя такую черту этой пещеры, как наличие в ней не входа, а окна рядом с которым сидит Святой Антоний так как через это окно в пещеру проникает свет. А это уже прямая отсылка к пещере святого Патрика и к Ирландскому Православию, причем смысла этого послания Тернис уже не понимает и воспроизводит этот уровень по инструкции, полученной, судя по всему, от Яна Брейгеля старшего, который считал опасным воспроизводить эту часть послания на свое картине, так как тогда еще были живы недоброжелатели семьи Брейгелей ( и Меровингов?), способные самостоятельно понять смысл этого окошка и использовать это знание во зло.

Ну а то, что в историческое время река Стикс называлась Нонакрис и протекала она в греческой провинции Аркадия, соединяет картину Яна Брейгеля с картиной Пуссена "Et in Arcadia ego" второй и главной картиной, несущей в себе зашифрованное сообщение о местонахождении сокровища Меровингов и Вестготов, прочитать которое сможет только Меровинг, обладающий символическим мышлением.

Босх "Искушение святого Антония"


"Искушение святого Антония" Яна Брейгеля=старшего


"Искушение святого Антония" Тернис


.
.
.
.
.
Пуссен "Et in Arcadia ego"





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments